форум для доброжелательного общения

Объявление

"Мне Россия ничего не должна, я с ней не торговался, цены за свою русскость не назначал и Россия никогда не уславливалась со мной о чем бы то ни было. Я не очаровывался бездумно Россией и не разочаровывался в ней, как ребенок, которому мама не купила игрушку... Я просто-напросто сам и есть часть России..." (с) Григорий Кваснюк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » форум для доброжелательного общения » Музыка и литература » Музыка слов. Любимые стихи.


Музыка слов. Любимые стихи.

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Кто варит варенье в июле,
тот жить собирается с мужем,
уж тот не намерен, конечно,
с любовником тайно бежать.
Иначе зачем тратить сахар,
и так ведь с любовником сладко,
к тому же в дому его тесно
и негде варенье держать.

Кто варит варенье в июле,
тот жить собирается долго,
во всяком уж случае зиму
намерен пере-зимовать.
Иначе зачем ему это
и ведь не из чувства же долга
он гробит короткое лето
на то, чтобы пенки снимать.

Кто варит варенье в июле
в чаду на расплавленной кухне,
уж тот не уедет на Запад
и в Штаты не купит билет,
тот будет по мертвым сугробам
ползти на смородинный запах...
Кто варит варенье в России,
тот знает, что выхода нет.

Инна Кабыш

"Остаёмся зимовать", да.

+1

2

Дым табачный воздух выел.
Комната -
глава в крученыховском аде.
Вспомни -
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще -
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя -
тяжкая гиря ведь -
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят -
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

(Владимир Маяковский)

0

3

Забери меня в детство, мама!
Не хочу этой жизни взрослой.
А вплетай мне ромашки в косы.
На душе залечи мне шрамы...

Я устала здесь, если честно.
Просто так обними за плечи
И к груди прижимай покрепче,
Забери меня, мама, в детство.

В этот двор, где скрипят качели,
Где асфальт изрисован мелом,
Где дышалось легко и смело,
Где задорно носился велик.

Там быстрей заживали раны,
Ведь сбивались порой коленки.
На обед молоко и гренки...
Позови меня в детство, мама!

(с) Надежда Шабленко

0

4

Иногда хочется быть такой женщиной-женщиной,

Звенеть браслетами,

поправлять волосы,

а они, чтоб все равно падали,

благоухать Герленом,

теребить кольцо,

пищать «Какая прелесть!»,

мало есть в ресторане,

«мне только салат».

Не стесняться декольте,

Напротив, расстегивать

Совсем не случайно,

Верхнюю пуговочку.

Привыкнуть к дорогим чулкам,

И бюстгалтеры покупать

Только «Лежаби».

Иметь двух любовников,

Легко тянуть деньги,

«ты же знаешь – я не хожу пешком»,

«эта шубка бы мне подошла»…

Не любить ни одного из них.

«И потом в гробу

Вспоминать Ланского».

А иногда хочется быть интеллигентной дамой,

Сшить длинное черное платье,

Купить черную водолазку,

Про которую Татьяна Толстая сказала,

Что их носят те, кто

Внутренне свободен.

Если курить, то непременно с мундштуком,

И чтоб это не выглядело

Нелепо.

Иногда подходить к шкафу,

Снимать с полки словарь,

чтоб только УТОЧНИТЬ слово,

говорить в трубку: «Мне надо закончить статью,

сегодня звонил редактор»,

Рассуждать об умном на фуршетах,

А на груди, и в ушах чтоб

- старинное серебро

С розовыми кораллами

Или бирюзой.

Чтоб в дальнем кабинете

По коридору налево

сидел за компьютером муж-ученый,

Любовь с которым

Продолжалась бы вечно.

Чтоб все говорили

«Высокие отношения».

Чтоб положив книжку

на прикроватный столик,

перед тем, как выключить свет в спальне,

он замечал:

Дорогая, ты выглядишь бледной,

Сходи завтра к профессору

Мурмуленскому.

Непременно.

А иногда просто необходимо быть

Холодной расчетливой сукой.

И большой начальницей,

Чтоб все в офисе показывали пальцем

И так и говорили новеньким:

Она холодная расчетливая сука,

Пойдет по трупам.

Ну, зачем так грубо?

И зачем же сразу «по трупам»?

А вы, девушка уволены…

"Кажется я ясно ставила задачу",

Называть красивых секретарш

«дурочками»,

Прямо в глаза.

Не потому что дурочки,

а потому, что красивые.

Топ-менеджерскую зарплату

Тратить на элитную косметику,

И чтоб золотых карт миллион,

С сумасшедшими скидками…

Коллекционировать современное искусство,

Развешивать его

По голым стенам в кабинете

И в огромной пустой квартире,

Где на сушилке на кухне

Одна чашка, одна ложка

И две табуретки

у барной стойки.

Говорить мужчине:

Жалкий неудачник,

То есть нет – лууууууузер.

Утверждать, что мастурбация

- дело всенародное,

И спать с котом,

(«он же член семьи!»),

Которого кормит домработница.

А иногда хочется быть такой своей для всех

В доску.

С короткой стрижкой,

И красить волосы, губы и ногти оранжевым,

И ходить в больших зеленых ботинках,

С индийской сумкой-торбой,

С наушниками в ушах,

С веревочками на запястье,

Все время везде опаздывать,

Вопить в курилке:

«Я такую кофейню открыла!»,

«Вы пробовали холотропное дыхание? –

Отвал башки!»

И чтоб аж дым из ушей.

Захлебываться от впечатлений,

Не успевать спать,

Собираться на Гоа

В феврале.

Сидеть в офисе за "маком",

Вокруг чтоб все увешано

разноцветными стикерами

с напоминаниями: «придумать подарок Машке»,

«напомнить Витьке про ужин в среду»,

«купить новые лыжи».

На рабочем столе чтоб фотографии детей

В бассейне и в океане,

Портреты собаки – лабрадор (почившей),

И бородатого мужчины в странной желтой шапочке.

Быть всю жизнь замужем

За одноклассником,

Который за двадцать лет, представьте

Так и не выкинул

Ни одного фортеля.

Да еще и мирится со всеми этими

Друзьями, вечеринками, транжирством

И немытой посудой.

«Ты заедешь за мной в восемь?»

«Конечно, зая».

А иногда хочется побриться на лыску,

И повязать платочек,

Вымыться в бане хозяйственным мылом,

Но пахнуть какими-нибудь

Травками,

Полынью там, или мятой.

Научиться молиться,

Читать жития святых,

Соблюдать посты,

Назвать сына Серафимом,

Подставлять, хотя бы мысленно,

другую щеку,

«Ты этого хотел. Так. Аллилуйя.

Я руку, бьющую меня

- целую».

Излучать доброжелательность,

И чтоб ненатужно так

Сиять от унутренней хармонии.

Принести из церкви святую воду в баллоне,

Поставить ее в холодильник,

И когда муторно на душе

Умываться ею

И советовать мамашам,

Что если у ребенка температура,

Достаточно просто сбрызнуть,

И чтоб это действительно помогало.

А еще ужасно хочется пойти в официантки,

Купить накладные ресницы,

И полное

Собрание сочинений

Дарьи Донцовой.

Научиться ходить на каблуках

Флиртовать с посетителями,

Чтоб они больше

Оставляли на чай,

Говорить: а вот попробуйте еще «карпаччо»,

Уж очень оно у нас замечательное.

Ходить в кино,

Копить на машину.

Бросить бармена,

Закрутить с поваром-итальянцем,

Висеть на доске почета,

Как работник, раскрутивший максимальное число лохов

На дорогое французское вино,

Которое, они сроду не отличат,

От крымского.

Пить сколько хочешь горячего шоколада

Из кофе-машины,

И уже разлюбить греческий салат.

А что мы имеем на деле?

Пока только

Черную водолазку.

Полина Санаева

+1

5

Вера Кузьмина

Шли в сорок пятом по домам солдаты.
Поспать бы...вон хозяйка рубит жердь -
И был ночлег случайным, как когда-то,
Два месяца назад - случайна смерть.

Топила баню, щурилась от дыма.
Две стопки наливала: "Будь здоров...
Война, война, разлучница голима,
Полсотни баб да восемь мужиков,
И те старее лапотной подошвы...
Тебе, служивый, сколько? Пятьдесят?
Родить бы Ваньку - скоро ты уйдешь ведь.
Неуж не пожалеешь, слышь, солдат?"

Слегка тянуло холодом от пола
И запахом соломенной трухи.
В углу закрыл глаза святой Никола:
Ничо я не видал, каки грехи?
Вздыхал огонь, в беленой печке шаял,
В жестянке "ванька мокрый" тихо чах.
Страна лежала - сильная, большая,
Со скомканной Европой в головах.

Не кончилась страна: деревни, чащи,
Москва, глаза Ванюшек и Марусь...
Крестили бабы спины уходящих,
А в теплых животах -
Толкалась Русь.

+2

6

Юнна Мориц

"Проснулись в другой стране" –
Этот газетный штамп
Перегоревших ламп
Относится не ко мне.

Нельзя никакой ногой
Проснуться в стране другой,
Веками живя в стране,
Которая – в глубине,
Во мне, как в струне нагой.

Другие другеют вмиг,
Другеют границы стран,
Другеет, плывя, ледник –
Арктический океан.

Явилась другая людь
И нелюдь совсем другая,
Друг друга они свергая,
Кромсают лицо и грудь,
Другой пролагая путь.

Но суть – в глубине, в струне,
Где с космосом наравне
Ты вечно в своей стране, –
И в этой струне нагой
Нельзя никакой ногой
Проснуться в стране другой.

+2

7

Ах, какая была держава!
Ах, какие в ней люди были!
Как торжественно-величаво
Звуки гимна над миром плыли!
Ах, как были открыты лица,
Как наполнены светом взгляды!
Как красива была столица!
Как величественны парады!
Проходя триумфальным маршем,
Безупречно красивым строем,
Молодежь присягала старшим,
Закаленным в боях героям -
Не деляги и прохиндеи
Попадали у нас в кумиры...
Ибо в людях жила - идея!
Жажда быть в авангарде мира!
Что же было такого злого
В том, что мы понимали твердо,
Что "товарищ" - не просто слово,
И звучит это слово гордо?
В том, что были одним народом,
Крепко спаянным общей верой,
Что достоинства - не доходом,
А иной измеряли мерой?
В том, что пошлости на потребу
Не топили в грязи искусство?
Что мальчишек манило небо?
Что у девушек были чувства?
Ах, насколько все нынче гаже,
Хуже, ниже и даже реже:
Пусть мелодия гимна - та же,
Но порыв и идея - где же?
И всего нестерпимей горе
В невозможности примирений
Не с утратою территорий,
Но с потерею поколений!
Как ни пыжатся эти рожи,
Разве место при них надежде?
Ах, как все это непохоже
На страну, что мы знали прежде!
Что была молода, крылата,
Силы множила год за годом,
Где народ уважал солдата
И гордился солдат народом.
Ту, где светлыми были дали,
Ту, где были чисты просторы...
А какое кино снимали
Наши лучшие режиссеры!
А какие звенели песни!
Как от них расправлялись плечи!
Как под них мы шагали вместе
Ранним утром заре навстречу!
Эти песни - о главном в жизни:
О свободе, мечте, полете,
О любви к дорогой отчизне,
О труде, что всегда в почете,
И о девушках, что цветами
Расцветают под солнцем мая,
И о ждущей нас дома маме,
И о с детства знакомом крае,
И о чести, и об отваге,
И о верном, надежном друге...
И алели над нами флаги
С черной свастикой в белом круге.
* Нестеренко Ю.Л.* http://savepic.net/8354169.gif

Отредактировано ampoh (2016-08-13 19:32:10)

+1

8

Давным-давно, в далёком сорок третьем,
Каратели жгли заживо людей,
И внуки тех, кто за Хатынь в ответе,
Пришли за новой порцией смертей.

И вот уже огонь горит в Одессе,
И люди снова заживо горят,
И вот уже шакалы в лживой прессе
О "европейских ценностях" твердят.

Мы снова слышим: "Слава Украине!"
"Героям слава!" - лозунги иуд.
Под эти крики жгли людей в Хатыни,
Под эти крики и в Одессе жгут.

Выкрикивают лозунги кликуши,
Ликует вновь карателей отряд,
И с чёрным дымом ввысь уходят души,
А души, как известно, не горят.

Забыты наших прадедов святыни,
Покуда русский дух в сердцах притих,
Но пламя уничтоженной Хатыни
Сегодня нам напомнило о них.

Мы двадцать лет как будто были слепы,
Пока в наш дом не грянула беда,
И нам пора от семени Мазепы
Очистить нашу землю навсегда.

+4

9

не случилось страшного.

мир не рухнул в трещину.

в доме Профсоюзов

убивали женщину.

голос бил отчаянно

из окна открытого.

отвечала гоготом

сволота пробитая.

всё текло, как принято,

и не видя бедствия,

всё снимал на камеру

человек ответственный.

это и не ненависть -

нет ему названия.

голос бил отчаянно

из чумного здания.

смерть туда наведалась

и скривилась искренне,

хоть привыкла, бедная,

и к огню, и к выстрелам.

там шкварчало, жарилось,

задыхалось криками…

убивали женщину.

пламя рдело бликами.

на столе распятая,

как-то дико выгнута,

умирала женщина,

не людьми настигнута.

кто подумал — кончено!

кто-то спел — начало!

у неё под сердцем

сердце замолчало.

потянулись нитками

две прямые линии…

нет, это не ненависть -

нет такому имени.

всё текло, как принято.

не почуяв бедствия,

снял это молчание

человек ответственный.

не случилось страшного.

мир не рухнул в трещину.

буднично и весело

убивали женщину.

+4

10

ОТБЛЕСК ДАЛЬНИХ КОСТРОВ
Если в томной квартире почудится гул вертолёта,
Просочится в окно дымный запах далёких костров,
Ты, взглянув на рюкзак, понимаешь - пора на работу,
Где стеною дожди и намокший брезентовый кров.

Где с мошкой вперемежку заваренный чай на привале,
А в желаньях бессилен не только ты сам, но и бог,
Где лишайник ковром расстелился на старом завале,
И безумная нега от сброшенных наспех сапог.

А когда у костра котелок с кашей ходит по кругу,
И две банки тушёнки поделены на семерых,
Точно знаешь, что здесь невозможно не верить друг другу,
Потому что нельзя поделить всех на первых – вторых.

… Если вдруг по весне отойдут все другие заботы,
И к окошку прильнув, видишь отблески дальних костров,
То, взглянув на рюкзак, понимаешь – пора на работу,
Где стеною дожди и намокший брезентовый кров.

© Copyright: Константин Еланцев, 2016

Виталий Ващенко
​Эта романтика уже никогда не вернётся. Сейчас у молодых на уме только бизнес. И это правильно. Мы жили с песней- раньше думай о Родине, а потом о себе. И теперь пенсионеры не живут а выживают. Ну и геология ни России, ни Украине не нужна.

+3

11

Слезы людские (Л.Филатов)

- Вот вы говорите, что слезы людские - вода?

- Да.

- Все катаклизмы проходят для вас без следа?

- Да.

- Христос, Робеспьер, Че Гевара для вас - лабуда?

- Да.

- И вам все равно, что кого-то постигла беда?

- Да.

- И вам наплевать, если где-то горят города?

- Да.

- И боли Вьетнама не трогали вас никогда?

- Да.

- А совесть, скажите, тревожит ли вас иногда?

- Да...

- Но вам удается ее усмирить без труда?

- Да.

- А если разрушили созданный вами семейный очаг?

- Так...

- Жестоко расправились с членами вашей семьи?

- И?..

- И вам самому продырявили пулею грудь?

- Жуть!

- Неужто бы вы и тогда мне ответили "да"?

- Нет!

- А вы говорите, что слезы людские вода?

- Нет!

- Все катаклизмы проходят для вас без следа?

- Нет!

- Так, значит, вас что-то тревожит еще иногда?

- Да, Да, Да...

1972

+3

12

СКРИПАЧ
Четвертый день хлестали ливни с гор...
В таверне ни души. Дымит камин.
Напрасно дверь хозяин отворяет
И, ежась от пронзающего ветра,
Взирает на размытую дорогу
В надежде на богатую карету.
Но даже нищих в этот день не видно...
И он печально затворяет двери,
Ногой пихает жирного щенка,
И, тяжело вздохнув, идет к камину,
И руки потирает над огнем...

Потом стемнело.
            Свеч не зажигали,
Камин почти погас уж, а по стеклам
Все тот же серый ливень молотил,
Порою перемешиваясь с градом,
Когда внезапно постучали в дверь.
На властный стук хозяин побежал,
И дверь открыл, и отступил на шаг,
Испуганно пришельца пропуская.
Тот темен был. С него вода стекала,
Он весь насквозь промок, из-за того что
Широкий плащ его был снят - он что-то
Плотнее завернул в него и сверток
Прижал к груди, как сына.
                      И сказал
Пришелец:
     - Дай мне место у огня,
Чтоб высохнуть. Немного хлеба с сыром,
Глоток вина, ночлег на сеновале -
Вот все, что нужно мне на этот раз.-
И, подбоченясь, отвечал хозяин:
- Немного хочешь ты, как я гляжу.
Ну что ж, дружок, выкладывай монету -
И мигом будет все перед тобой.
- Уж третий день, как я последний грош
Отдал за два кусочка канифоли...
Я музыкой плачу тебе.-
                      И он
Стал у окна развертывать свой плащ,
И из плаща достал футляр скрипичный,
А из футляра - скрипку,
                    И огонь
Сверкнул и ожил в потемневшем лаке.
- Что музыка твоя, скажи на милость?
Тут это не ходячая монета.
За музыку твою я дать могу
Лишь запах блюд, дымящихся из кухни.
- Ты музыки хотел?
             Ну что ж, держи!-
И что-то в темноте швырнул.
                        И вот
Хозяин ясно-ясно услыхал,
Как полновесный золотой дублон
Упал на пол и покатился в угол.
За ним - другой.
          Ей-богу, отродясь
Я не слыхал монеты полновесней!
И наклонился жадно,
               но едва
Он золото хотел рукой нащупать -
Еще дублон! Совсем в другом углу
Упал дублон. Он услыхал по звону
Чистейший, полновеснейший дублон!
И сразу три! Боясь со счета сбиться,
Он слушает, но тут теряет счет
И, тяжело упав на четвереньки,
Ползет и шарит золото.
                 Вот рядом
Упал дублон...
           Еще...
               О, сколько ж их!
Дублон! И сразу три!
                И вновь дублон...
Он шарит, задыхается и шарит,
А под руками - только комья грязи,
Слетевшие с усталых сапогов.
А тот швыряет золото горстями:
Дублон! Еще дублон! Одни дублоны.
И в мире не осталось больше звуков,
Как этот золотой, тяжелый дождь.
Звон капель полновесных золотых,
Они летят, срываются, звенят,
И катятся, и катятся дублоны,
Большие полновесные дублоны!
O, хоть один нащупать бы рукой...
Но ничего! О, где же, где они?
Тогда он на пол сел в изнеможеньи
И закричал: - Огня! Скорей огня!-
Но только крик его метнулся в стены -
Все смолкло...
             И скрипач смычок отвел
Широким жестом. Как свою рапиру
Отводит победивший шевалье.
1940

Борис Смоленский

+5

13

+1

14

Все права обрело абсолютное зло:
Все права Человека в Одессе сожгло
Бузину расстрелявшее супермурло,
Чей словарь – "москаляка, гиляка, х*йло".

Путь в Европу открыт абсолютному злу,
Человеков оно превращает в золу,
Чтобы стать европейцами, как палачи,
У которых народы сгорали в печи.

Это – очень полезный, карательный труд,
Все свои расцветут, все чужие помрут,
Бузину расстрелявшее супермурло
Будет петь: "москаляка, гиляка, х*йло".

Абсолютное зло, гитлеропский отстой,
Но в Европу, в её миллиард золотой
Держит путь, на смертях заработав бабло,
Бузину расстрелявшее супермурло.

Это супермурло сочинит мемуар,
Могут запросто Нобеля дать за товар,
Где Россия – кошмар, а повсюду светло,
Где словарь – "москаляка, гиляка, х*йло".

Разве Нобель подсел бы на эту иглу,
Русофобелем стал бы на этом балу?
Путь в Европу открыт абсолютному злу,
Человеков оно превращает в золу!

Все права обрело абсолютное зло,
Террорист - кто поставил его на крыло,
Бузину расстрелявшее супермурло,
Чей словарь – "москаляка, гиляка, х*йло"...

Юнна Мориц
11.09.16

+2

15

ПАМЯТЬ ПРОТРИ !

Гудели машины, звенели трамваи,
И цокали лошади (память протри!),
И воду с сиропом в стакан наливали
За медные деньги, копейки за три.

Базар торговал неощипанной птицей,
Варёной картошкой, парным молоком,
И дух кукурузы пыхтел под тряпицей,
Под тем полотенцем, что звать рушником.

В той бытности ватником звали фуфайку,
Чернильницу в школу носили тогда,
И перья в чернильницу-невыливайку
Макала тыц-тыц обитанья среда.

Три четверти года галоши сверкали,
От слякоти обувь они берегли.
И чёрная роза у Блока в бокале
Плыла наизусть, как в морях корабли.

Там – десять мне лет, я прочла "Идиота",
Я – книг алкоголик, я – книг наркоман,
И если прочтёте, что где-то и кто-то
Богаче меня, это – ложь и обман.

В столовой, где суп для детей истощённых,
Мой голод журчит ручейками внутри,
Но волей Творца, мы – плеяда учёных,
Поэтов, художников… Память протри!

Там нет справедливости, равенства, братства,
Над бездной трепещет судьбы волосок.
С тех пор, чтобы мигом до неба добраться,
Я хлеба себе отрезаю кусок.

Юнна Мориц
23.09.2016

+3

16

У карты бывшего Союза,
С обвальным грохотом в груди,
Стою. Не плачу, не молюсь я,
А  просто нету сил уйти.

Я глажу горы, глажу реки,
Касаюсь пальцами морей.
Как будто закрываю веки
Несчастной Родине моей...

* * *
Я люблю эти старые хаты
С вечно ржавой пилой под стрехой.
Этот мох на крылечках горбатых
Так и тянет прижаться щекой.

Этих старых церквей полукружья
И калеку на грязном снегу
До рыданий люблю, до удушья.
А за что, объяснить не могу.

* * *
Снова эти кроны, кроны...
Снова этот лунный серп.
Что я видел в жизни, кроме
Этих ив и этих верб?..

Но как вспомню, сколько крови
Льется в мире нашем, о!
Слава Богу, что я кроме
Верб, не видел ничего.

ОКНО В ЕВРОПУ
Я жить так больше не хочу.
О, дайте мне топор, холопу,
И гвозди, я заколочу
Окно постылое в Европу.

И ни к чему тут разговоры.
Ведь в окна лазят только воры.

* * *
Как ликует заграница
И от счастья воет воем,
Что мы встали на колени.
А мы встали на колени
Помолиться перед боем…
* * *
Есть в мире Запад, есть Восток,
А между ними, как мессия,
На отведённый Богом срок
Распята ты, моя Россия.

Одна война не улеглась,
Уже другая ладит сети.
По братской пуле между глаз
Нас узнают на этом свете.

* * *
Я не знаю, куда нас несёт
Наша тройка, в былом удалая,
Но бросает её и трясёт
Так по русским холмам, что растёт
Каждый миг население рая.

БЕССМЕРТИЕ
Тучи сизые нависли.
Глубь России. Ночь. Вокзал.
«Понимаешь, нету жизни», —
Мужику мужик сказал.

Прокатилась  по  буфету
Эта фраза. Стали  пить:
«Наливай! Где жизни нету,
Там откуда смерти  быть?»

ПАМЯТЬ
Стояла летняя жара.
И мама жарила котлеты.
И я вершил свои «дела»-
Пускал кораблик из газеты.

И песня русская лилась.
Из репродуктороа в прихожей...
Не знаю, чья была то власть,
Но жизнь была на жизнь похожа.

Я помню, как был дядька рад,
Когда жена родила двойню.
Сосед соседу был как брат...
Тем и живу, что это помню.

Н.Зиновьев.

Отредактировано Syberia (2017-01-23 07:40:53)

+1

17

I
Шарль Бодлер.

П л а в а н ь е.

Для отрока, в ночи глядящего эстампы,
За каждым валом — даль, за каждой далью — вал.
Как этот мир велик в лучах рабочей лампы!
Ах, в памяти очах — как бесконечно мал!

В один ненастный день, в тоске нечеловечьей,
Не вынеся тягот, под скрежет якорей,
Мы всходим на корабль, и происходит встреча
Безмерности мечты с предельностью морей.

Что нас толкает в путь? Тех — ненависть к отчизне,
Тех — скука очага, еще иных — в тени
Цирцеиных ресниц оставивших полжизни —
Надежда отстоять оставшиеся дни.

В Цирцеиных садах, дабы не стать скотами,
Плывут, плывут, плывут в оцепененье чувств,
Пока ожоги льдов и солнц отвесных пламя
Не вытравят следов волшебницыных уст.

Но истые пловцы — те, что плывут без цели:
Плывущие, чтоб плыть! Глотатели широт,
Что каждую зарю справляют новоселье
И даже в смертный час еще твердят: — Вперед!

На облако взгляни: вот облик их желаний!
Как отроку — любовь, как рекруту — картечь,
Так край желанен им, которому названья
Доселе не нашла еще людская речь...

+1

18

Россия начиналась не с меча

Россия начиналась не с меча,
Она с косы и плуга начиналась.
Не потому, что кровь не горяча,
А потому, что русского плеча
Ни разу в жизни злоба не касалась...

И стрелами звеневшие бои
Лишь прерывали труд ее всегдашний.
Недаром конь могучего Ильи
Оседлан был хозяином на пашне.

В руках, веселых только от труда,
По добродушью иногда не сразу
Возмездие вздымалось. Это да.
Но жажды крови не было ни разу.

А коли верх одерживали орды,
Прости, Россия, беды сыновей.
Когда бы не усобицы князей,
То как же ордам дали бы по мордам!

Но только подлость радовалась зря.
С богатырем недолговечны шутки:
Да, можно обмануть богатыря,
Но победить - вот это уже дудки!

Ведь это было так же бы смешно,
Как, скажем, биться с солнцем и луною.
Тому порукой - озеро Чудское,
Река Непрядва и Бородино.

И если тьмы тевтонцев иль Батыя
Нашли конец на родине моей,
То нынешняя гордая Россия
Стократ еще прекрасней и сильней!

И в схватке с самой лютою войною
Она и ад сумела превозмочь.
Тому порукой - города-герои
В огнях салюта в праздничную ночь!

И вечно тем сильна моя страна,
Что никого нигде не унижала.
Ведь доброта сильнее, чем война,
Как бескорыстье действеннее жала.

Встает заря, светла и горяча.
И будет так вовеки нерушимо.
Россия начиналась не с меча,
И потому она непобедима!
Э. Асадов

Отредактировано Syberia (2017-01-25 09:00:19)

0

19

Не каждый, кто наказан – виноват,
Не каждый, кто оправдан – не виновен.
Не каждый, кто назвался братом – брат,
Единство душ бывает не по крови.

Не каждый – друг, кто за руку держал,
Не каждый враг взаправду ненавидит.
Не так опасен поднятый кинжал,
Как жажда мести в самом скрытом виде.

Не каждый обнимающий – влюблен,
А в стороне стоящий – равнодушен.
Не каждый светлым чувством окрылен,
Кто лестью обволакивает уши.

Не каждый подпадает под шаблон,
Но каждый сотворил его однажды.
И не подозревает то, что он —
Такой же для кого-нибудь "не каждый".

З. Золотова

+3

20

Марина Цветаева
«Никто ничего не отнял!..»

Никто ничего не отнял!
Мне сладостно, что мы врозь.
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих верст.

Я знаю, наш дар — неравен,
Мой голос впервые — тих.
Что вам, молодой Державин,
Мой невоспитанный стих!

На страшный полет крещу Вас:
Лети, молодой орел!
Ты солнце стерпел, не щурясь,
Юный ли взгляд мой тяжел?

Нежней и бесповоротней
Никто не глядел Вам вслед…
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих лет.

12 февраля 1916

0

21

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной…
Срок настанет — Господь сына блудного спросит:
«Был ли счастлив ты в жизни земной?»
И забуду я все — вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав —
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленям припав.

И.Бунин

0

22

Доктор, как хорошо, что Вы рядом,
Дело даже не в медицине,
Может, важнее на целый порядок
То, что глаза у Вас синие-синие.

Серые, вдруг чуть-чуть зелёные,
Гамма, а не единый цвет.
В них — степное, размашисто вольное
В Прикавказье прожитых лет.

Вы прошли частокол испытаний
Сквозь начальников-пациентов.
Глаза стали немного печальнее,
Но по-прежнему многоцветны.

Доктор, с Вами мне стало надежнее.
Дело даже не в медицине,
Просто жизнь у всех очень сложная,
А глаза у Вас всё-таки синие…

*Примаков Евгений Максимович (1929) — Министр иностранных дел России (1996-1998)

0

23

Поутру в поликлинике
Сидят шизофреники.
Среди них есть Ботвинники
И кавказские пленники.
Пауки и букашки ,
Жучки и личинки.
А приятель мой - часики,
Только что из починки.

Дождик меленький-меленький
В землю пальчики тыкает.
Мы сидим с ним на скверике,
И приятель мой тикает.
Я смеюсь обаятельно,
Представляя, как ловко
Я однажды приятелю
Отломаю головку...

+3

24

https://farm5.staticflickr.com/4709/40239963521_2b2b61b327_b.jpg

+1

25

Однажды драматург Шекспир
Устроил грандиозный пир
Купил вина, купил сельдей
И пригласил на пир лядей

Читатель может возмутиться
И впрямь: могло ли так случиться
Что величайший из людей -
Шекспир! - и вдруг среди лядей?

Безоговорочно и прямо
Должны мы оправдать Вильяма:
Вильям Шекспир купил сельдей
Не для себя, а для лядей...

+1

26

Я вернулся в мой город, знакомый до слёз,
До прожилок, до детских припухлых желёз.

Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,

Узнавай же скорее декабрьский денек,
Где к зловещему дегтю подмешан желток...

Осип Мандельштам

+1

27

Был праздник зарплаты,
Купил я сосиски.
К сосискам купил я
Бутылочку виски.
Я в кискину миску
Подбросил сосиску
И капнул нечаянно
Капельку виски.
И вот что увидел:
Забыв про сосиску,
Накинулась киска
На капельку виски.
А после, шатаясь,
Ходила вразвалку
И виски, нахалка,
Просила добавку.
Я понял тогда,
Поедая сосиски,
Что киска купила б
Не "вискас". а виски...

+1

28

Увы, всему на свете есть предел:
облез фасад и высохли стропила;
в автобусе на девку поглядел,
она мне молча место уступила.

(С) Игорь ГУБЕРМАН

+2

29

https://farm5.staticflickr.com/4699/25560899777_f36e797a24.jpg

0

30

Игорь Иртеньев.

Женщины носят чулки и колготки,
И равнодушны к вопросам культуры.
Двадцать процентов из них - идиотки,
Тридцать процентов - набитые дуры.
Сорок процентов из них психопатки,
В сумме нам это дает девяносто.
Десять процентов имеем в остатке,
Да и из этих-то выбрать не просто.

Тамара Панферова. *Oтвет Иртеньеву*

Носят мужчины усы и бородки,
И обсуждают проблемы любые.
Двадцать процентов из них - голубые.
Сорок процентов - любители водки.
Тридцать процентов из них - импотенты,
У десяти - с головой не в порядке.
В сумме нам это дает сто процентов,
И ничего не имеем в остатке.

Эрнст. Ответ Иртеньеву и Панферовой*

Сорок процентов из тех, что в колготках
Неравнодушны к любителям водки.
Любят порой голубых психопатки,
Правда у них с головой не в порядке.
Дуры всегда импотентов жалели
А идиоток придурки хотели.
В сумме, конечно же, нас - сто процентов:
Дур, идиоток, козлов, импотентов...

0


Вы здесь » форум для доброжелательного общения » Музыка и литература » Музыка слов. Любимые стихи.