форум для доброжелательного общения

Объявление

"Мне Россия ничего не должна, я с ней не торговался, цены за свою русскость не назначал и Россия никогда не уславливалась со мной о чем бы то ни было. Я не очаровывался бездумно Россией и не разочаровывался в ней, как ребенок, которому мама не купила игрушку... Я просто-напросто сам и есть часть России..." (с) Григорий Кваснюк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » форум для доброжелательного общения » История. Прошлое и настоящее » Помните! Через века, через года,- помните! Память о ТОЙ войне...


Помните! Через века, через года,- помните! Память о ТОЙ войне...

Сообщений 151 страница 180 из 225

151

19-летняя Гуля (по паспорту Марионелла) Королёва на фронт ушла добровольцем. В 1941 году она попала в медико-санитарный батальон стрелкового полка, который практически сразу получил распределение в Сталинград.

Гуля Королева родилась в семье театрального режиссера и актрисы. Девочка с самого раннего детства была настолько бойким ребенком, что соседи вместо Марионеллы прозвали ее Сатанеллой. Туфли, платья, бантики, съемки в кино… Пожалуй, за исключением последнего жизнь Гули Королёвой ничем не отличалась от жизни обыкновенной девчонки.

К началу войны Гуля уже успела выйти замуж и даже родить сына Сашу, которого ласково называла Ёжиком. Смог бы кто-либо осудить её, откажись она от похода на фронт? Вряд ли.

Но она самостоятельно записалась в медсанбат и отправилась на фронт. Пробыть на войне ей удалось недолго – через полгода Гули Королёвой не стало...

В ноябре 1942 года во время сражения за высоту 56,8 в районе хутора Паньшино Городищенского района Гуля буквально на себе вынесла с поля боя 50 тяжелораненых солдат. А затем, когда моральные силы бойцов иссякли, сама пошла в атаку. Отважная медсестра первой ворвалась во вражеский окоп, несколькими бросками гранат убила 15 немецких солдат и офицеров. Этот неравный бой уже смертельно раненная Гуля Королёва вела до тех пор, пока не подоспело подкрепление. До конца.

Когда-то о подвиге Гули Королевой слагали песни, а ее самоотверженность была примером для миллионов советских девчонок и мальчишек. Сейчас, правда, вряд ли кто-то из подростков ответит на вопрос, кто такая Гуля Королева.

А вы читали книгу «Четвертая высота»?

+1

152

0

153

Дорожный знак в России
http://sg.uploads.ru/g7iRV.jpg
http://sg.uploads.ru/NEmua.jpg
http://se.uploads.ru/qW9no.jpg

+2

154

+1

155

"22 июня ровно в 4 часа, Киев бомбили, нам сообщили, что началася война..."
http://s020.radikal.ru/i716/1606/f9/72e34a8ccb21.jpg

Когда люди забывают о последней войне - война повторяется

+1

156

Как это было: 22 июня 1941 года в воспоминаниях современников
22 июня 2016, 07:27

22 июня 1941 года германские войска вторглись в СССР, в тот же день войну Советскому Союзу объявили Румыния и Италия. RT на русском решил вспомнить, как восприняли день начала Великой Отечественной войны её современники и непосредственные участники: от наркома Молотова до генерала Жукова, от простых граждан СССР до рядовых солдат вермахта.

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b45fd.jpg

Руководство СССР

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b460d.jpg

Вячеслав Молотов, Народный комиссар иностранных дел СССР:

«Советник германского посла Хильгер, когда вручал ноту, прослезился».

Анастас Микоян, член Политбюро ЦК:

«Сразу члены Политбюро собрались у Сталина. Решили, что надо сделать выступление по радио в связи с началом войны. Конечно, предложили, чтобы это сделал Сталин. Но Сталин отказался — пусть Молотов выступит. Конечно, это было ошибкой. Но Сталин был в таком подавленном состоянии, что не знал, что сказать народу».

Лазарь Каганович, член Политбюро ЦК:

«Ночью мы собрались у Сталина, когда Молотов принимал Шуленбурга. Сталин каждому из нас дал задание — мне по транспорту, Микояну — по снабжению».

Василий Пронин, председатель исполкома Моссовета:

«21 июня 1941 г. в десятом часу вечера нас с секретарём Московского комитета партии Щербаковым вызвали в Кремль. Едва мы присели, как, обращаясь к нам, Сталин сказал: «По данным разведки и перебежчиков, немецкие войска намереваются сегодня ночью напасть на наши границы. Видимо, начинается война. Всё ли у вас готово в городской противовоздушной обороне? Доложите!» Около 3 часов ночи нас отпустили. Минут через двадцать мы подъехали к дому. У ворот нас ждали. «Звонили из ЦК партии, — сообщил встречавший, — и поручили передать: война началась и надо быть на месте».

Советские военачальники

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b4584.jpg

Георгий Жуков, генерал армии:

«В 4 часа 30 минут утра мы с С.К.Тимошенко приехали в Кремль. Все вызванные члены Политбюро были уже в сборе. Меня и наркома пригласили в кабинет.

И.В. Сталин был бледен и сидел за столом, держа в руках не набитую табаком трубку.

Мы доложили обстановку. И.В.Сталин недоумевающе сказал:

«Не провокация ли это немецких генералов?»

«Немцы бомбят наши города на Украине, в Белоруссии и Прибалтике. Какая же это провокация...» — ответил С.К.Тимошенко.

…Через некоторое время в кабинет быстро вошёл В.М.Молотов:

«Германское правительство объявило нам войну».

И.В.Сталин молча опустился на стул и глубоко задумался.

Наступила длительная, тягостная пауза».

Александр Василевский,генерал-майор:

«В 4 часа с минутами нам стало известно от оперативных органов окружных штабов о бомбардировке немецкой авиацией наших аэродромов и городов».

Константин Рокоссовский,генерал-лейтенант:

«Около четырёх часов утра 22 июня по получении телефонограммы из штаба вынужден был вскрыть особый секретный оперативный пакет. Директива указывала: немедленно привести корпус в боевую готовность и выступить в направлении Ровно, Луцк, Ковель».

Иван Баграмян, полковник:

«…Первый удар немецкой авиации, хотя и оказался для войск неожиданным, отнюдь не вызвал паники. В трудной обстановке, когда всё, что могло гореть, было объято пламенем, когда на глазах рушились казармы, жилые дома, склады, прерывалась связь, командиры прилагали максимум усилий, чтобы сохранить руководство войсками. Они твёрдо следовали тем боевым предписаниям, которые им стали известны после вскрытия хранившихся у них пакетов».

Семён Будённый, маршал:

«В 4:01 22.06.41 мне позвонил нарком товарищ Тимошенко и сообщил, что немцы бомбят Севастополь и нужно ли об этом докладывать товарищу Сталину? Я ему сказал, что немедленно надо доложить, но он сказал: «Звоните Вы!» Я тут же позвонил и доложил не только о Севастополе, но и о Риге, которую немцы также бомбят. Тов. Сталин спросил: «А где нарком?» Я ответил: «Здесь со мной рядом» (я уже был в кабинете наркома). Тов. Сталин приказал передать ему трубку…

Так началась война!»

Советские солдаты и офицеры

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b458b.jpg

Иосиф Гейбо, заместитель командира полка 46-го ИАП, ЗапВО:

«…У меня в груди похолодело. Передо мною четыре двухмоторных бомбардировщика с чёрными крестами на крыльях. Я даже губу себе закусил. Да ведь это «юнкерсы»! Германские бомбардировщики Ю-88! Что же делать?.. Возникла ещё одна мысль: «Сегодня воскресенье, а по воскресеньям у немцев учебных полётов не бывает». Выходит, война? Да, война!»

Николай Осинцев, начальник штаба дивизиона 188-го зенитно-артиллерийского полка РККА:

«22-го числа в 4 часа дня утра услышали звуки: бум-бум-бум-бум. Оказалось, что это немецкая авиация неожиданно налетела на наши аэродромы. Наши самолёты эти свои аэродромы не успели даже сменить и оставались все на своих местах. Их почти всех уничтожили».

Василий Челомбитько, начальник 7-го отдела Академии бронетанковых и механизированных войск:

«22 июня наш полк остановился на отдых в лесу. Вдруг видим, летят самолёты, командир объявил учебную тревогу, но неожиданно самолёты начали нас бомбить. Мы поняли, что началась война. Здесь же в лесу в 12 часов дня выслушали речь т. Молотова по радио и в этот же день в полдень получили первый боевой приказ Черняховского о выступлении дивизии вперёд, по направлению к Шяуляю».

Яков Бойко, лейтенант:

«Сегодня, т.е. 22.06.41 г., выходной день. Во время того, как писал я вам письмо, вдруг слышу по радио о том, что озверелый гитлеровский фашизм бомбил наши города... Но это им дорого обойдется, и Гитлер больше жить в Берлине перестанет... У меня сейчас в душе только одна ненависть и стремление уничтожить врага там, откуда он пришёл...»

Пётр Котельников, защитник Брестской крепости:

«Под утро нас разбудил сильный удар. Пробило крышу. Меня оглушило. Увидел раненых и убитых, понял: это уже не учения, а война. Большинство солдат нашей казармы погибли в первые секунды. Я вслед за взрослыми бросился к оружию, но винтовки мне не дали. Тогда я с одним из красноармейцев кинулся тушить вещевой склад».

Тимофей Домбровский, красноармеец-пулеметчик:

«Самолёты поливали нас огнём сверху, артиллерия — миномёты, тяжёлые, лёгкие орудия — внизу, на земле, причём все сразу! Мы залегли на берегу Буга, откуда видели всё, что творилось на противоположном берегу. Все сразу поняли, что происходит. Немцы напали — война!»

Деятели культуры СССР

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b45b2.jpg

Юрий Левитан, диктор:

«Когда ранним утром нас, дикторов, вызвали на радио, уже начали звонки раздаваться. Звонят из Минска: «Вражеские самолёты над городом», звонят из Каунаса: «Город горит, почему ничего не передаёте по радио?», «Над Киевом вражеские самолёты». Женский плач, волнение: «Неужели война»?.. И вот я помню — включил микрофон. Во всех случаях я помню себя, что я волновался только внутренне, только внутренне переживал. Но здесь, когда я произнес слова «говорит Москва», чувствую, что дальше говорить не могу — застрял комок в горле. Из аппаратной уже стучат — «Почему молчите? Продолжайте!» Сжал кулаки и продолжал: «Граждане и гражданки Советского Союза…»

Георгий Князев, директор Архива АН СССР в Ленинграде:

«22 июня. День первый. Воскресенье. Итак, совершилось.

По радио передали речь В.М.Молотова о нападении на Советский Союз Германии. Война началась в 4 1/2 часа утра нападением германской авиации на Витебск, Ковно, Житомир, Киев, Севастополь. Есть убитые. Советским войскам дан приказ отбить врага, выгнать его из пределов нашей страны. И дрогнуло сердце. Вот он, тот момент, о котором мы боялись даже думать. Впереди... Кто знает, что впереди!»

Николай Мордвинов, актёр:

«Шла репетиция Макаренко... Без разрешения врывается Аноров... и тревожным, глухим голосом сообщает: «Война с фашизмом, товарищи!»

Итак, открылся самый страшный фронт!

Горе! Горе!»

Марина Цветаева, поэт:

«22 июня — война; узнала по радио из открытого окна, когда шла по Покровскому бульвару».

Николай Пунин, историк искусств:

«Вспомнились первые впечатления от войны… Речь Молотова, о которой сказала вбежавшая с растрёпанными волосами (поседевшими) в чёрном шёлковом китайском халате А.А. (Анна Андреевна Ахматова)».

Константин Симонов, поэт:

«О том, что война уже началась, я узнал только в два часа дня. Всё утро 22 июня писал стихи и не подходил к телефону. А когда подошёл, первое, что услышал: война».

Александр Твардовский, поэт:

«Война с Германией. Еду в Москву».

Ольга Бергольц, поэт:

«22 июня. 14 часов. ВОЙНА!»
Русские эмигранты

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b4592.jpg

Иван Бунин, писатель:

«22 июня. С новой страницы пишу продолжение этого дня — великое событие — Германия нынче утром объявила войну России — и финны и румыны уже «вторглись» в «пределы» её».

Пётр Махров, генерал-лейтенант:

«День объявления войны немцами России, 22 июня 1941 года, так сильно подействовал на всё мое существо, что на другой день, 23-го (22-е было воскресенье), я послал заказное письмо Богомолову [советскому послу во Франции], прося его отправить меня в Россию для зачисления в армию, хотя бы рядовым».
Граждане СССР

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b460d.jpg

Лидия Шаблова:

«Мы драли дранку во дворе, чтобы покрыть крышу. Окно кухни было открыто, и мы услышали, как по радио объявили, что началась война. Отец замер. У него опустились руки: «Крышу, видимо, уже не доделаем...».

Анастасия Никитина-Аршинова:

«Рано утром нас с детьми разбудил ужасный грохот. Рвались снаряды, бомбы, визжали осколки. Я, схватив детей, босиком выбежала на улицу. Мы едва успели прихватить с собой кое-что из одежды. На улице царил ужас. Над крепостью (Брестской) кружили самолёты и сбрасывали на нас бомбы. Вокруг в панике метались женщины и дети, пытаясь спастись. Передо мной лежали жена одного лейтенанта и её сын — обоих убило бомбой».

Анатолий Кривенко:

«Жили мы недалеко от Арбата, в Большом Афанасьевском переулке. В тот день солнца не было, небо было затянуто облаками. Я гулял во дворе с мальчишками, мы гоняли тряпичный мячик. И тут из подъезда выскочила моя мама в одной комбинации, босиком, бежит и кричит: «Домой! Толя, немедленно домой! Война!»

Нина Шинкарева:

«Мы жили в поселке в Смоленской области. В тот день мама поехала в соседнее село за яйцами и маслом, а когда вернулась, папа и другие мужчины уже ушли на войну. В этот же день жителей стали эвакуировать. Приехала большая машина, и мама надела на нас с сестрой всю одежду, что была, чтобы зимой тоже было что надеть».

Анатолий Вокрош:

«Мы жили в деревне Покров Московской области. В тот день мы с ребятами собирались на речку ловить карасей. Мать поймала меня на улице, сказала, чтобы сначала поел. Я пошел в дом, кушал. Когда стал намазывать мёд на хлеб, раздалось сообщение Молотова о начале войны. После еды я убежал с мальчишками на речку. Мы носились в кустах, кричали: «Война началась! Ура! Мы всех победим!». Мы абсолютно не понимали, что это всё означает. Взрослые обсуждали новость, но не помню, чтобы в деревне была паника или страх. Деревенские занимались привычными делами, и в этот день, и в следующие из городов съезжались дачники».

Борис Власов:

«В июне 1941 года приехал в Орёл, куда распределили сразу после окончания гидрометеорологического института. В ночь на 22 июня я ночевал в гостинице, так как вещи в отведенную квартиру перевезти ещё не успел. Под утро я слышал какую-то возню, суматоху, а сигнал тревоги проспал. По радио объявили, что в 12 часов будет передано важное правительственное сообщение. Тут я понял, что проспал не учебную, а боевую тревогу — началась война».

Александра Комарницкая:

«Я отдыхала в детском лагере под Москвой. Там руководство лагеря объявило нам, что началась война с Германией. Все —вожатые и дети — начали плакать».

Нинель Карпова:

«Сообщение о начале войны мы слушали из репродуктора на Доме обороны. Там толпилось много людей. Я не расстроилась, наоборот загордилась: мой отец будет защищать Родину… Вообще люди не испугались. Да, женщины, конечно, расстроились, плакали. Но паники не было. Все были уверены, что мы быстро победим немцев. Мужчины говорили: «Да немцы от нас драпать будут!».

Николай Чебыкин:

«22 июня — это было воскресенье. Солнечный такой день! И мы с отцом, лопатами копали погреб под картошку. Около двенадцати часов. Где-то без пяти минут, сестра моя Шура открывает окно и говорит: «По радио передают: «Сейчас будет передано очень важное правительственное сообщение!» Ну, мы поставили лопаты и пошли слушать. Это выступал Молотов. И он сказал, что германские войска, вероломно, без объявления войны напали на нашу страну. Перешли государственную границу. Красная армия ведёт тяжёлые бои. И закончил он словами: «Наше дело — правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!».

Немецкие генералы

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b4610.jpg

Гудериан:

«В роковой день 22 июня 1941 года в 2 часа 10 минут утра я поехал на командный пункт группы и поднялся на наблюдательную вышку южнее Богукалы. В 3 часа 15 минут началась наша артиллерийская подготовка. В 3 часа 40 мин. — первый налёт наших пикирующих бомбардировщиков. В 4 часа 15 минут началась переправа через Буг передовых частей 17-й и 18-й танковых дивизий. В 6 часов 50 минут у Колодно я переправился на штурмовой лодке через Буг».

Гот:

«22 июня в три часа с минутами четыре корпуса танковой группы при поддержке артиллерии и авиации, входившей в состав 8-го авиационного корпуса, пересекли государственную границу. Бомбардировочная авиация наносила удары по аэродромам противника, имея задачу парализовать действия его авиации.

В первый день наступление проходило полностью по плану».

Манштейн:

«Уже в этот первый день нам пришлось познакомиться с теми методами, которыми велась война с советской стороны. Один из наших разведывательных дозоров, отрезанный врагом, был потом найден нашими войсками, он был вырезан и зверски искалечен. Мой адъютант и я много ездили по районам, в которых ещё могли находиться части противника, и мы решили не отдаваться живыми в руки этого противника».

Блюментритт:

«Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись».
Немецкие солдаты и офицеры

https://cdn.rt.com/russian/images/2016. … 8b45ba.jpg

Эрих Менде, обер-лейтенант:

«Мой командир был в два раза старше меня, и ему уже приходилось сражаться с русскими под Нарвой в 1917 году, когда он был в звании лейтенанта. «Здесь, на этих бескрайних просторах, мы найдём свою смерть, как Наполеон... — не скрывал он пессимизма. — Менде, запомните этот час, он знаменует конец прежней Германии».

Иоганн Данцер, артиллерист:

«В самый первый день, едва только мы пошли в атаку, как один из наших застрелился из своего же оружия. Зажав винтовку между колен, он вставил ствол в рот и надавил на спуск. Так для него окончилась война и все связанные с ней ужасы».

Альфред Дюрвангер, лейтенант:

«Когда мы вступили в первый бой с русскими, они нас явно не ожидали, но и неподготовленными их никак нельзя было назвать. Энтузиазма (у нас) не было и в помине! Скорее, всеми овладело чувство грандиозности предстоящей кампании. И тут же возник вопрос: где, у какого населённого пункта эта кампания завершится?!»

Губерт Бекер, лейтенант:

«Это был знойный летний день. Мы шли по полю, ничего не подозревая. Вдруг на нас обрушился артиллерийский огонь. Вот так и произошло моё боевое крещение — странное чувство».

Гельмут Пабст, унтер-офицер

«Наступление продолжается. Мы непрерывно продвигаемся вперед по территории противника, приходится постоянно менять позиции. Ужасно хочется пить. Нет времени проглотить кусок. К 10 утра мы были уже опытными, обстрелянными бойцами, успевшими немало повидать: брошенные неприятелем позиции, подбитые и сгоревшие танки и машины, первые пленные, первые убитые русские».

Рудольф Гшёпф, капеллан:

«Эта гигантская по мощности и охвату территории артподготовка походила на землетрясение. Повсюду были видны огромные грибы дыма, мгновенно выраставшие из земли. Поскольку ни о каком ответном огне речи не было, нам показалось, что мы вообще стерли эту цитадель с лица земли».

Ганс Бекер, танкист:

«На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть».

+1

157

https://pbs.twimg.com/media/ClpjThHWgAA-qpq.jpg

0

158

Сержант Калугина Клавдия Ефремовна (в центре), 17-летний снайпер. 257 врагов.

https://pbs.twimg.com/media/Cl0BJdCXEAAZoOd.jpg

0

159

Жду тебя… Дневник 41-го года

http://ic.pics.livejournal.com/olegluri … iginal.jpg

Этим строкам 75 лет… Они написаны карандашом в маленькой школьной тетрадке под серой обложкой и с надписью на украинском языке «Чорновий зошіт». Это дневник харьковчанки 30-летней Раисы Ширинской (Бахтиозиной), который она вела с июля 1941 года, с того самого дня, как проводила мужа Исмаила на фронт… В этих сроках  хроника минувшей войны проникнута мыслями и чувствами молодой женщины, оставшейся с маленькой дочкой в оккупированном Харькове  – с двухлетней Адилей, Адой, Адусей.

Раиса вела дневник долгие годы, как бы беседуя со своим мужем Исмаилом, с которым прожила всего несколько лет, и верила все это время, что он жив и обязательно вернется.

Исмаил Ширинский погиб меньше чем через два месяца после призыва, в сентябре 1941 года. Но Раиса и Адиля узнали об этом только много лет спустя и поэтому большинство строк старого дневника написаны уже погибшему… Для меня дневник стал, откровением, символом Великой Любви и Надежды.

Раиса Ширинская – это моя бабушка, Исмаил Ширинский – дедушка. А та самая двухлетняя Адиля – моя мама, которой в этом году исполняется 77 лет.

«25/VII. – 41 г.
Ты уехал, мне уже сразу же стало страшно. Я боюсь всего, тревоги, звука. Я очень устала. Душа болит. Появилась какая-то настороженность, тревога. Мне страшно. Когда же все это кончится!
Адусь капризная, она нездоровая, кроме всего, разбила термометр. Температуру измерить нельзя. Когда я вернулась с вокзала, она спросила: «Где мой папа?».  Бедная детка. Засыпая, также вспоминала тебя. Лягу спать. Милый, возвращайся скорее! Счастливый путь тебе! Будь здоров. Возвращайся скорее.

http://ic.pics.livejournal.com/olegluri … iginal.jpg

5 августа 1941 г.
Вот сейчас я получила от тебя вторую открытку. Первую получила 31.VII. В тот раз мне было грустно, но спокойно. Ты писал с места как бы от постоянного, правда? Я плакала. Адусь удивилась, взяла «читать» твою открытку, а вот сейчас я в ужасе, куда ты поехал? Может, уже на фронт! Это ужасно. От Лени такая открытка была вчера, а сегодня вторая, он тоже в Полтавской области. Может, встретитесь. Он еще не получил назначения.
Но куда же тебя отправляют? Со дня твоего отъезда только сейчас мне стало страшно за тебя. Уезжая, ты вселил в меня бодрость и относительное спокойствие. А вот сейчас ничего не известно, что с тобой. Каждый день мне будет казаться самое страшное. Сегодня и вчера я дома, у меня грипп. Адусь довольна: мама дома. Завтра тоже еще буду. Но сегодня она целый день зовет тебя. Вчера вечером звонили, она заявляет: «Папа?» - и прислушивается.
У нас был папа, он сказал, что ты еще на работе и скоро придешь. А сегодня утром Таня стала говорить: «А мой папа дома, а мой папа дома!». Адусь посмотрела на меня беспомощную, и я поспешила сказать, что Адочкин папа тоже скоро будет дома. Сегодня она стала плакать и говорить: «Хочу к папе, идем к папе». Как я могла успокоить ее, если меня тоже надо было успокаивать? В общем, кошмар.
Неужели я не дождусь тебя? Неужели моя девочка всегда будет спрашивать: «Где мой папа», -  и не увидит его?
В городе пока спокойно. Тревоги больше с 23/VII. не было. Хотя говорят, что они каждый день летают. Если бы все время так было.
Адилюшке сделали укол от дифтерита 30/ VII., теперь следующий будут делать 20\8. Перенесла она его хорошо. Немного поплакала. 27-го -  ее рождение. Неужели тебя не будет с нами. Это очень жестоко. Мне очень тяжело без тебя, ночи бессонные и бесконечные. Я совсем выбиваюсь из сил. Приезжай поскорее. Любимый мой, милый Исмуня, так хочется скорее обнять тебя и целовать, целовать без конца.

7/VIII-41 г.
Прошлой ночью была тревога. Я не очень испугалась. Адусь капризничала: «Идем домой!» - она спала, это было в 11 часов. Мы спустились в подвал в цокольный этаж. Неужели и сегодня будет опять тревога? Вчера получила твою открытку, штамп – Миргород. Значит, ты едешь к Киеву. А потом – фронт. Страшно. Я все еще болею, освобождение до 10/VIII, t 38,4, такой у меня, кажется, и не было. Нервы взвинчены до крайности. Лежу и плачу целый день. Адуська все чаще тебя вспоминает. В самый разгар игры она подхоит ко мне и спрашивает, раскры широко глаза: «Где мой папа?».
Милый, когда же конец этому? Мне хочется написать тебе несколько слов, тебе было бы приятно и мне.Мне иногда кажется, вот тебя немного ранят, привезут в Харьков. Я узнаю, где ты, а потом ты скоро вернешься домой. Хотя бы так.
Когда уже можно будет зажигать свет, веселиться, смеяться, не чувствовать на плечах эту невероятную тяжесть войны? Ни днем, ни ночью ни одной минуты нет спокойной. Хотя бы скорее конец.

8/VIII-41 г.
Сегодня я видела тебя во сне. Уже утром, когда я заснула второй раз. Ты был в форме и были у тебя знаки отличия, маленькие золотые танки. Я спросила, почему это ты захотел стать танкистом. Я целовала тебя. Предлагала кушать, плакала, а ты стоял, довольный, безучастно. Я объяснила это тем, что было много народа и ты все же был в форме. Мне казалось, что сегодня я получу от тебя открытку более успокаивающую, что ты, может, где-нгибудь в Киеве остался. Лишь бы не на фронте. Там страшно. Во сне я очень расстроилась тем, что ты стал танкистом, но мелькнула мысль, что, может, надо долго учиться быть танкистом, а к этому времени кончится война. Когда же она кончится? Сегодня полтора месяца, а конца не видно. Хотя бы скорее конец.

12/VIII-41 г.
Измунь, я иду дежурить с 12 до 2 ночи. Мне страшно. Долго спорили, чтобы меня освободили от дежурства ночью. Ничего не вышло. Хотела до 12 отдохнуть, но Адуська раскапризничалась и долго не спала. Почему от тебя нет ничего? Где ты? Меня это жутко беспокоит. Напиши поскорее. Хоть одно слово. Милый.

14/VIII-41 г.
Сегодня сообщили о сдаче Смоленска. Настроение у всех удручающее. Где ты? Сегодня у меня особенно скверные мысли. Несколько дней назад были бои в Кременчуге. Это так близко. Это так ужасно! Но что делать? Надвигается что-то ужасное, неизбежное.
Вчера за обедом Адусь говорит – почему папа не пришел со мной обедать? А вот ты не приходишь.

16/VIII-41 г.
Сдали Первомайск и Кировоград, сегодня сообщили о сдаче Николаева и Кривого Рога. Что будет? Все время сообщают о том, что на всей линии фронта от Сев(ерного). Ледовитого океана и до Черного моря идут ожесточенные бои. Казалось, вот скажут что-нибудь успокоительное, а выходит наоборот.
16/VIII днем была тревога. Я была на работе, мы сошли в подвал. У меня было ужасное состояние, мне там стало дурно. Полина спасала меня. У меня очень разошлись нервы. Если я не возьму себя в руки, я погибну раньше, чем окончится война и не увижу тебя. Нет, так нельзя!
Сегодня Адусь смотрела фотографии, что ты сделал в прошлом году. Увидела тебя с ней, снимок плохой, но там был ты, и она стала звать тебя.
- Папочка, ты плийдешь? Плиходь скорее…
Гладила тебя ручонкой, мне очень хотелось заплакать. Но надо было ей сказать что-нибудь. Кто-то позвонил, и Адусь стала говорить, что это «мой папочка», и обязательно хотела выйти встречать, стала плакать, покуда я не вышла с ней в коридор. Бедная девчушка, она скучает за тобой. Все мы скучаем.
Неужели я не увижу тебя живого? Вот эта мысль засела. А когда вернешься, как будет чудесно, хотя бы скорее это было! Дожить бы до этого, чтобы и война кончилась, и все наши были живы и здоровы.
Некоторые уезжают из города. Это очень плохо действует на окружающих.
Спокойной ночи, милый, спи хорошо и спокойно. Пусть приснится тебе наша дочь и я немного. Тебя я часто вижу во снах.

0

160

Жду тебя… Дневник 41-го года

23/VIII-41 г.
Позавчера я получила вторую открытку от 4/VIII. Ты пишешь из Канева А что было потом? Ведь основные бои под Киевом и Белой Церковью были после 7-8. Вчера я позвонила к жене Дымкина, а он, оказывается, лежит в госпитале в Сталино. Я в ужасе, неужели и ты ранен, а может и худшее? Милый, это так ужасно так мыслить.

http://ic.pics.livejournal.com/olegluri … iginal.jpg

29/VIII-41 г.
Уже кончается август. Уже два месяца с лишним война, уже второй месяц, как нет тебя. Как долго это может продолжаться. Знаешь, милый, почему-то надежда пропадает с каждым днем. Все уже кажется таким беспросветным и бесконечным. Кажется, что никогда больше не будет счастливых ясных дней, не будет ничего хорошего, а будет вечная тьма и жуткая тяжесть на душе. И так страшно станоивтся каждое утро, когда передают утреннюю сводку.
Нашей девочке 27-го исполнилось два года, а тебя с нами не было. Ужасно тяжелый день. 26-го вечером пришел папа, принес пирог…

29/VIII-41 г.
Адуська очень скучает за тобой. Каждый день она ждет тебя. Когда звонят, она посылает меня: «Это папочка звонит, пойди открой!». Но то не папочка.
27-го утром она встала рано, пришла ко мне в кровать, говорит: «Полежу на папочкиной подушке». Бедная девочка. А вчера она заявляет вечером: «Папа скоро пидет и привезет мне молотикль» (мотоцикл).
Сейчас осень, бывают и ясные дни, как хотелось бы в эти дни быть вместе.
Иногда появляется такая мысль, вот мы втроем уехали далеко к морю. Я, ты и наша девочка. Она весела, ей все нравится: и яркое солнце, и волны, и все кругом. В воздухе тихо, тихо, тянется паутина и ярко светит солнце. Нам тоже весело, мы смотрим друг другу в глаза и, счастливые, смеемся.
Милый, ведь это так просто и так ужасно несбыточно. Неужели этого никогда не будет? Будет, будет, должно быть.
Несколько раз была тревога. А город пока не бомбили. Хотя бы не бомбили! Мы прятались под лестницу в подвале. Адочка начинает нервничать при этом. Оба раза последних во время тревоги она играла с Таней у них. А когда сегодня Таня позвала ее к себе вечером, она заявила: «Не пойду, там тревога…».

7/IX-41 г.
12 часов ночи. В одиннадцать был отбой. Третий день бомбят Харьков. 3-го, 6-го и сегодня. Первый раз было слишком ужасно. Днем стреляли, а в 9 вечера завыла сирена. Но основное то, что стали сильно стрелять в половина девятого. Я укладывала малышку спать. Услыхав сильную стрельбу, она испугалась. Вначале говорит, это гром. А потом стала кричать: «Я боюсь, давай одеваться, идем!». Чтобы успокоить ее, я стала одевать ей кофточку. А тут завыла сирена и можешь себе представить весь ужас?
Адуська немного успокоилась. Мы спустились в подвал. Стреляли зенитки ужасно. А когда внизу нашей улицы сбросили бомбы, мне казалось, что разрушился наш дом. Я схватила Адуську и бросилась под лестницу. Няня за мной. Так мы и просидели до 11 часов. Это было что-то ужасное. Много разрушений, много жертв. Вчера тоже бомбили, но было не так страшно. А сегодня опять хуже. Если так будет продолжаться, нервов не надолго хватит. В общем, дожили до самого страшного. А тут и от тебя нет ничего. Самые ужасные мысли приходят. Неужели у моей дочери нет счастья? Если не у меня… Нет, ты вернешься! Только поскорее! Мне кажется, я не доживу…

26/IX-41 г.
Вчера был жуткий день. 4 раза была тревога. Я пряталась в подвал раз 6-7. Целый день стреляют. Летает много вражеских самолетов. Эвакуационная горячка немного прекратилась. Я тоже никуда не еду. Так постановил семейный совет. Я немного успокоилась.
Милый, я все жду от тебя весточки. Так хочется быть вместе. Как бы я целовала тебя, сколько ласки накопилось! Сколько ласки от тебя жду… Так хочется твоей близости, твоих ласк. Успокаиваю себя тем, что, когда ты вернешься, уже все будет хорошо. Мы будем вместе. Война буде окончена, все страшное будет позади.

16/X-41 г.
Как тяжело. Вчера была тревога, бомбили, сегодня утром тоже, в 6 часов и до 9 тоже. Адуська стала привыкать, не так боится, как вначале. Вчера меня захватило возле вокзала, было 6 часов. До 8 часов я стояла в подъезде, а потом немного стихло и я помчалась до отбоя домой пешком в полной тьме. Жутко. А сегодня я опять была в городе и видела, как падали дождем зажигательные бомбы. Еле добежала домой, а тревога продолжалась 3 часа. Когда же конец? Они возле самого Харькова. И у самой Москвы. Неужели не придут к какому-нибудь решению? Скоро четыре месяца войны. Скоро три месяца, как ты ушел. Где ты?

17 декабря 1941 г.
Очень тяжело на душе. От тебя ничего не получила. Жду, что вернешься из плена. А тебя все нет.
Адилюш вспоминает тебя каждый день, все ждет, может, и в самом деле вернешься. Сейчас я уже работаю, с 15/XI. Очень устаю, может, от того, что хожу пешком. Но мы находимся у мамы, а это близко от моей работы, и все же я устаю. Я теряю силы с каждым днем. Может, я больна… А вообще света нет, воды нет, хлеба нет, продуктов нет. Голодно. Вот сейчас мы у мамы, как никак все вместе, мама сама печет хлеб с отрубями, картофельной шелухой и т.д. Конечно, им трудно, получилась большая семья. Я сама и вовсе не выдержала бы. Базар все время был на обмен на продукты, а сейчас несколько дней продают на деньги. 200-300 рублей курица, 100 рублей десяток яиц, 40 руб. десяток огурцов и картофеля. Жиров нет, молоко 70 руб. литр. В общем, кошмар. Даже коробка спичек стоит 20-25 руб. Что будет дальше?
Вчера и позавчера выселили всех евреев из города. За 17 километров. Много гибнет их дорогой, много калек, которые и вовсе не могут добраться. Жаль их, особенно отдельных людей. Хотя бы скорее проходило это время.

25/I -41 г.
Сегодня полгода, как нет тебя. Сколько переживаний, волнений, перемен. Семь месяцев войны. Воды, света, хлеба нет. Холод жуткий и на работе, и дома у мамы. На улице  минус 35. Хотя бы теплее…
Почему сейчас я опять жду тебя? Может, вернешься? Вернись, милый! Сегодня я укладывала спать Адуську. Она сказала: «Почему не горит лампочка на стене?» (электрическая). Я сказала, что нет света. «Папа придет и починит. Я не буду плакать за папой, он на работе, скоро придет…».
Мне очень хотелось плакать, но нельзя было. Мама выглядит очень плохо и все также, систематическое недоедание сильно отражается на организме. Хотя бы все были здоровы. Так тяжело. Просто жуть. Весь город ходит на село менять. Там совсем не ценят вещи, а за бесценок люди несут все, чтобы не умереть с голоду. Смертность колоссальная. Специалистов мужчин всех направляют в Германию. У мамы восемь человек с нами. Папа съездил на село, теперь опять надо. Базар ужасный. 150 рублей литр молока, 60 руб. спички, 130 руб. кило мяса конского, мука, зерно 30-35 руб. стакан, а пуд муки при измерении на стакан составляет 3500 руб. Кило сала 1000 рублей. В общем, кошмар. Правда, сейчас и вещи стали дороже, 7000 рублей дамский костюм. За твои брюки я выменяла 18 кг муки. Сейчас думаю выменять твой костюм. Говорят, пуда три дадут. Это 10000 рублей. Помнишь, как мы ссорились из-за него? Ты еще тогда хотел продать его. А все, видимо, судьба. Как все складывается.
В церквях звонят колокола, этот звук у меня ассоциируется с движением пленных по улице, серых, замученных, несчастных. Не знаю, почему я связываю это. Хотя бы скорее весна, может, будет легче… А ты поскорее приходи, может, Адусь и предсказывает твой приход? Хотя бы, в добрый час.

28/VI-42 г.
Прошел год войны. Сколько ужаса, горя, сколько сирот и вдов! Конца, наверное, не дождемся, все воюют… Вчера вели 7000 пленных, сегодня, говорят, – 21000, о чем я сегодня читала в газетах. Так тяжело смотреть на них и думать, может, и близкие также идут и протягивают руки за куском хлеба.
Питание скверное. Папа снова ходил на село, за 180 км, за Полтаву. Но сейчас уже трудно менять. Но все же привез пудов 5-6 зерна, муки, крупы кукурузной, немного жиров. А это совсем ненадолго при такой семье. Мне тоже не везет. До сих пор не могу обменять твой костюм. Уже отдала черный, но его тоже еще не выменяли. Признаться, мне жаль было его отдавать, но надо. А ведь ты его очень любил.
Моя девочка стала совсем большой, в августе ей уже три года. Неужели опять тебя не будет в день ее рождения? Она очень разумная и смешная. На днях у нее заболел пальчик, просто она ушибла его и говорит: «Мама, посмотри, как у меня пальчик нарывает, аж дым идет».

0

161

Жду тебя… Дневник 41-го года

http://ic.pics.livejournal.com/olegluri … iginal.jpg

10/VIII-42 г.
Вот уже второй год, как нет тебя. Как ужасно быстро летит время, как тяжело и как быстро!
Скоро 27 августа, Адуське уже три года, а тебя все нет. Она уже совсем большая, разумная, хитрая, живая и очень сообразительная. Худышка, весит 12, 400. Ждет тебя, очень ей хочется сказать – «папочка»… Милый, так я истосковалась по тебе, так хочется настоящей жзни. Иногда иду улицей и вспоминаю, как мы с тобой жили, иногда просто смеюсь от воспоминаний отдельных моментов.
Неужели это только воспоминания?
Сейчас ужасное настроение, снова забирают в Германию, особенно женщин...
Так много уже отправили, молодых и здоровых почти не осталось, кроме тех, которые работают.
Хлеба тоже еще не дают населению. У нас дома уходит ежедневно хлеба на 400-500 рублей. Хорошо, что папа стал варить мыло. Это немного дает заработка. Что будет зимой, неизвестно. Все очень дорого. Хлеб от 110-180, мясо – 180, масло – 700.

26/VIII-42 г.
Завтра день рождения моей дочери. Завтра ей три года. А отца ее все нет. Моя маленькая дочка так хочет иметь папу. Когда ее спрашивают, когда день ее рождения, она отвечает: «Когда мой папа приедет» .
А вдруг бы ты завтра приехал? Боже, как хочется этого!
Второй год пошел, как нет тебя. Вторые именины нашей крошки без тебя. Почему так жестока судьба моя? Сегодня мне особенно тоскливо, так хочется плакать, почему? Просто обидно. Сейчас я у себя дома, просмотрела письма, что я писала тебе до замужества. Ты сохранил их, а я прочла. Так стало обидно. Ведь мы с тобой так мало прожили вместе…
Основа всех основ – хлеб. Человек, не имея его, становится животным, готов на все, чтобы утолить свой голод. Как много случаев я наблюдала. Как много погибло и как много гибнет еще народа. Вот сейчас моя соседка, такая культурная женщина, блестяще окончившая в свое время муз. Консерваторию, говорит: « Я голодна, продать нечего, муж не работает, а жрать так хочется все время». И так очень многие… На днях я видела тебя во сне, мы были вместе, вместе. Я на губах целый день ощущаю твой поцелуй. Еще больше захотелось, чтобы ты был здесь, со мной, с нами. Часто бываю у твоих. Бедная мама плачет, не скрывая этого. Ей очень хочется дождаться вас всех. Вот, когда приедешь, Измунь, у нас с тобой не будет причин ссориться. Ведь ты обижался, что я редко бываю у твоих. А сейчас я там бываю, если не через день, то через два обязательно. Но когда же ты приедешь? Неужели – нет?
Я верю в то, что все будет хорошо, ты вернешься и мы будем счастливы все втроем.

7 марта 1943 г.
16-го февраля вошли в город наши. Четыре дня шли бои за Харьков. Что творили немцы уходя, описать трудно. Происходило больше на окраинах. Жгли дома вместе с жителями и не разрешали выходить, расстреливали взрослых и детей, бросали детей живыми в колодцы, бросали гранаты в дома и погреба, где люди скрывались. В общем, если бы просто читать об этом в газете, то не поверил бы никто. А это было.
Город весь пылал. Сгорели все здания, пригодные для предприятий, горели дома жилые, горели склады. Ночью было светло, как днем. Это палили немцы, взорвали все мосты, все заводы, склады. Ужас, бесконечный ужас…
В день вступления все, конечно, очень волновались, выбежали на улицу и смотрели, нет ли военных, красноармейцев, чтобы увидеть поскорее их.

14 марта 1943
12-го вошли немцы вечером. Мы их не видели еще. Много убитых, особенно мужчин. Ходят по квартирам вооруженные и с топорами. Папу хотели перепрятать, но это опасней. Все время находимся в погребе… Сегодня ты снова снился мне. Так я целовала тебя! А сейчас целый день под этим впечатлением, несмотря на канонаду. Хочется очень, чтобы ты пришел скорее. Как бы я тебя целовала… Любила…
В городе, видимо, идут бои. Прошлой ночью весь дом дрожал от канонады. Сейчас опять слышны орудийные выстрелы и пулемет строчит.

23/VIII-43 г.
Сегодня утром зашли красные в город. Наконец-то! Вчера с 12 ч. дня и до 6 вечера нельзя было выйти из подвала. Всю ночь никто не спал, из-за взрывов стена вся дрожит. Адуська спала, но часто вздрагивала и просила, чтобы я не отходила от нее. Теперь ждет тебя. Так ждем и всех наших. День чудный и на душе радостно.

2 сентября 1946 года
Сегодня моя девочка пошла в школу. Я счастлива. Но вчера и сегодня мне так больно, что ты не мог дождаться и увидеть этот счастливый день. Я сама переживала это. Плакала, чтобы Адочка не видела это.
Она очень большая, здоровая, красивая девочка. Бедняжка, очень волновалась. Обратно шла с гордостью. В школу ходит с удовольствием. Она должна быть хорошей ученицей и будет ею.
А тебя все нет! Уже и надежды нет. Буду жить с моей девочкой. Так и она говорит: если папы у нас нет, то будем жить сами, вдвоем. Так и будет.
11 мая умерла твоя мама. Как тяжело, что она не дождалась тебя, как она мечтала повидаться с тобой.
Тоска бесконечная…

http://ic.pics.livejournal.com/olegluri … iginal.jpg

6 мая 1957 г.
Спустя много лет я сегодня прочла свой дневник. Как тяжело! За эти 11 лет произошло много событий. Основное то, что Адуська уже студентка 1-го курса Политехнического института. Хорошо закончила школу и в 1956 г. поступила в институт. Это большое счастье. Теперь она на верном пути и ее дальнейшая жизнь зависит всецело от нее самой, от разумных решений ее.
Я сделала все возможное и зависящее от меня, как ни тяжело мне было.
Она серьезная, хорошая девочка. Это мое счастье, моя цель жизни, мое существо. Пусть она будет счастлива в своей дальнейшей жизни!
Вот и все. Хочется еще пожить на свете, повидать жизнь своей девочки, хорошую, счастливую жизнь ее.
Здоровье мое пошатнулось. Все переживания не прошли даром. Но надо быть оптимисткой и держаться.
Раиса».

Эпилог

627 800 человек погибло в «Киевском котле» - Киевской оборонительной операции (7 июля – 26 сентября 1941 г.). Среди них был и мой дед харьковчанин Исмаил Ширинский, которого много лет так ждала моя бабушка. Он, как и тысячи других резервистов советских войск, пытались остановить движение танков Гудериана, шедших в том числе и на Харьков. Туда, где ждали его жена и маленькая дочка.

Мама прочла этот дневник, когда ей исполнилось шестнадцать лет…

Олег Лурье

http://oleglurie-new.livejournal.com/286973.html

0

162

Хрустальная ночь» Риги

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=800

Не переношу громких фраз, но так и хочется написать, что «Пепел Клааса стучит в мое сердце». И слез нет, только кулаки сжимаются…Почему он должен был умереть своей смертью, пусть в тюрьме, но прожив уже долгую жизнь, на которую не имел права?!

4 июля — «Хрустальная Ночь» Риги. 4 июля 1941 года, через несколько дней после вступления немецких войск в столицу Латвии, в городе были сожжены восемь синагог вместе с находившимися в них людьми.

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=720

В подвалах Большой хоральной синагоги, нашли убежище 500 евреев-беженцев из Шауляя, которые смогли добраться только до Риги, так как немецкое наступление отрезало путь на восток. В основном это были измученные дорогой женщины, старики и дети.

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=720

4-го июля, под вечер, члены «команды безопасности», организованной с приходом фашистов в Ригу, подъехали на автомобилях к синагоге. Они облили стены керосином, обложили паклей, и подожгли. В матерей, пытавшихся выбросить детей из окон горящего здания, стреляли из автоматов, а в окна стали бросать ручные гранаты. Так мучительно погибли пятьсот литовских евреев.
В тот же день в Риге были разгромлены все остальные синагоги. Немцы в этих акциях участия не принимали.

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=720

«Команда безопасности» организовалась всего за несколько дней до этого. Записывались в нее добровольно, в основном, это были старшеклассники и студенты Латвийского университета. А руководил этой бригадой добровольных убийц — Виктор Арайс — 31-летний молодой юрист.

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=720

Набиралась она очень просто а работала активно … В тот же день, 4 июля читатели газеты «Тевия» главной латышской газеты оккупационного периода могли ознакомиться с объявлением следующего содержания:  «Все национально думающие латыши – «перконкрустовцы», студенты, «айзсарги», офицеры и другие, кто желает принять активное участие в очистке нашей земли от вредных элементов, могут обращаться к руководству команды безопасности по адресу Валдемара, 19, с 9-00 до 11-00 и с 17-00 до 19-00″. Как известно желающих оказалось очень не мало, среди них даже были пятнадцатилетние ребята, ставшие карателями…

Что было дальше… мы хорошо знаем. 4 июля стало только началом…С организацией рижского гетто у «команды Арайса» прибавилось работы. Расстрелы евреев стали регулярными.Они происходили в Бикерниекском лесу, на окраине города. По данным Чрезвычайной комиссии по расследованию нацистских преступлений в Бикерниеках было убито 46 500 человек.  Всего в лесу обнаружено по разным данным порядка пятидесяти семи массовых захоронений.

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=720
Перед одной из акций в Рижском Гетто.

Упущу подробности методов уничтожения. Дрожь по коже проходит. И спазмы душат. Скажу только, что развлекаясь и припевая, бравая команда 8 декабря 1941 г кидала в кузова грузовиков больных еврейских детей из детской больницы с улицы Лудзас, чтобы отвезти на расстрел.

Во время некоторых расстрелов убивали до 2 тысяч человек. Член «команды Арайса» Лиготнис после войны на допросе рассказал, что только с января по март 1943 года в Бикерниекском лесу латышскими полицейскими были расстреляны более 10 тысяч человек.

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=720
Кстати, «ребята эти успешно гастролировали», выезжая на карательные акции вне Латвии. Сам Арайс активно участвовал в расстрелах и требовал того же от своих подчиненных. Предполагается, что сто тысяч человек нашли смерть от рук его команды.
Сам бывший советский юрист получил звание штурмбаннфюрера SS, и был награжден Крестом боевых заслуг с мечами.

А потом, а что потом…

Потом отступление немцев, умный свежеиспеченный майор SS успел сбежать в Германию, где и надолго скрылся.

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=720

Лишь спустя тридцать лет, в 1975 году германские власти, наконец, «нашли» Арайса, который работал наборщиком в типографии Франкфурта. нося фамилию жены.
На суде Арайс высказал сожаление, что… «всех расстрелять не удалось, а потому остались живые свидетели».
Так как в Германии была отменена смертная казнь, то он получил максимум — пожизненное заключение.
В день своего рождения, 13 января 1988 года, в возрасте 78 лет бывший палач Виктор Арайс мирно скончался в тюрьме Кассау.

***

Эти фотографии погибших рижских семей публиковались мною в материалах на тему Катастрофы… увидеть эти лица…

https://linagor.files.wordpress.com/2016/07/6.jpg?w=720
Семья Финкельман. Погибли родители Элиягу и Циля и их старшая дочь Маня.

https://linagor.files.wordpress.com/2016/07/4.jpg?w=720

Семья Смолянских. Погибли все члены семьи, кроме отца Хаима Смолянского.

Сегодня в Латвии проживают около 10 тысяч евреев (8 тысяч из них живут в Риге) – это меньше 0,5% населения Латвии. До Второй мировой войны в Латвии жили около 100 тысяч евреев – больше 11% населения.

https://linagor.files.wordpress.com/201 … .jpg?w=720

0

163

http://image.prntscr.com/image/24e1e5e6 … 971e60.png

18+
Предупреждение!
В публикации присутствуют материалы,
которые могут шокировать часть читателей

Судья военного трибунала:
Не хочу, чтоб тайны Хатыни
ушли вместе со мной

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … a_7538.jpg

Виктор Глазков,
судья Военного трибунала БВО, вынесший смертный приговор карателю Григорию Васюре, помнит подробности процесса до мельчайших деталей.
Так сложилось, что и после завершения дела, уже занимаясь другими процессами, жизнь то и дело возвращала его к далеким событиям, произошедшим в марте 1943 года на дороге Плещеницы – Логойск.


http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … a_7653.jpg

Подполковник юстиции Виктор Глазков рассказал Sputnik подробности дела, которое было завершено еще в 1986 году, но получило неожиданное продолжение после.

Из истории вопроса
Процесс над карателем Григорием Васюрой, который прошел в 1986 году в Минске, стал последним громким делом о злодеяниях фашистских наемников-предателей в СССР.

Несмотря на все попытки ЦК снизить резонанс, который вызвало это дело, утаить его было невозможно: оно опровергало десятилетиями отработанную официальную историографию. Все показания палачей подтверждали факт: белорусская деревня, ставшая символом зверств фашистов, фактически была сожжена предателями, перешедшими на сторону фашистов, а не немцами, как считалось прежде. Многотомные протоколы допросов подтверждают – чаще всего немцы лишь отдавали приказы, а зверские пытки и убийства совершались руками полицейских палачей, говоривших на украинском, русском, белорусском языках.

В свое время о процессе немало писали. Не в 80-х, конечно, – тогда у всех журналистов, допущенных к процессу, материалы были сняты уже «с полосы». Писать о «деле Васюры» стали в 90-х. Но, даже несмотря на многочисленные публикации, в деле остается немало спорных моментов. Новые обстоятельства теснят старые догмы. И не все готовы пересматривать хрестоматийный сюжет.


http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 7552_2.jpg

Григорий Васюра на скамье подсудимых. Минск, 1986 год

Виктор Глазков
http://image.prntscr.com/image/85ccb278 … 50d0e0.png
В 1984 году я прибыл служить в Белорусский военный округ. До этого я рассматривал немало дел об измене родине и преступлениях против человечности – с 1977 по 1983 я работал по Северному Кавказу, по Калмыцкой республике, там было много подобных историй. Калмыцкий кавалерийский корпус, который стоял в Астрахани, дезертировал к фашистам в первом же бою. Я провел немало процессов, связанных с этим корпусом. Они были шумные и открытые.
В трибунале Белорусского военного округа не было опыта ведения подобных процессов. В середине 70-х были «вскрыты» первые дела предателей из 118-го полицейского батальона Василия Мелешко, Остапа Кнапа, Ивана Лозинского, но их рассматривали другие судебные инстанции. Все предатели тогда называли человеком, который руководил их действиями, Григория Васюру, но привлечь его к ответственности смогли лишь в 1986 году.

До своего перехода к немцам Васюра был офицером связи РККА, поэтому дело было подсудно военному трибуналу. Председатель военного трибунала Белорусского военного округа поручил вести это дело мне.

Справка Sputnik
В период оккупации Беларуси фашистами было проведено более 140 карательных операций. 628 белорусских деревень были сожжены вместе с населением, 186 из них больше не смогли возродиться.

Значительную роль в уничтожении этих населенных пунктов играли части и подразделения, сформированные из коллаборационистов, перешедших на службу к немцам. Одним из таких формирований был 118-й полицейский батальон. Он был создан под Киевом летом 1942 года. Его основу составили украинские националисты, позже он был расширен за счет военнопленных, согласившихся сотрудничать с немцами. Среди них был и Григорий Васюра.
Васюра был старшим лейтенантом РККА, начальником связи укрепрайона 67-й стрелковой дивизии. В одном из боев в июне 1941-го он получил ранение в бедро и добровольно сдался в плен.

В скором времени Васюра дал согласие на сотрудничество с режимом и был направлен в школу пропагандистов Восточного министерства Германии в Вустрау, а затем в Вутзеце, где проходили подготовку бывшие советские военнопленные. После окончания школы, в октябре 1942 года, Васюра поступил на службу в 118-й батальон охранной полиции и был отправлен в Киев. Вскоре его перебазировали в Минск, а оттуда – в Плещеницы.


http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … __02_2.jpg

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … noroot.jpg


Роковые выстрелы на дороге

Как и всякая большая беда, хатынская трагедия случилась в результате череды случайных обстоятельств

Всё началось с того, что в Плещеницах в 118-м полицейском батальоне служил гауптман Ганс Вёльке. И 22 марта он ехал в аэропорт в Минск, чтобы улететь в Берлин в отпуск. Его легковой автомобиль сопровождали две машины с солдатами.

Такой эскорт для обычного гауптмана (соответствует званию капитана в советской армии – Sputnik) объяснялся его особым статусом. Дело в том, что он был первым олимпийским чемпионом Германии в легкой атлетике. На Олимпиаде 1936 года он установил мировой рекорд в толкании ядра. Если учесть сопутствующие обстоятельства – Олимпиада проходила в нацистском Берлине, многие страны хотели ее бойкотировать, – для Гитлера много значила эта победа. Рекорд Вёльке он счел личным подарком, присвоил ему внеочередное воинское звание и назвал его своим любимчиком.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … noroot.jpg
Ганс Вёльке на олимпийских играх в Берлине, 1936 год.

В этот момент машины обстреляли партизаны. Не то чтобы этого никто не ожидал – тогда уже немцы с опаской ездили по лесам и буквально за пару сотен метров до этого останавливались возле группы лесорубов и расспрашивали их – не видели ли они партизан поблизости. Но в данном случае вопрос «Кто обстрелял машину гауптмана 22 марта 1943 года?» до сих пор не имеет точного ответа. Даже несмотря на то, что эта операция значится в журнале боевых действий партизанского отряда «Мститель» бригады «дяди Васи». По моему мнению, она была вписана туда позже.

Когда я вел процесс Васюры, были живы еще многие партизаны того отряда, те, кто партизанил в логойских лесах. Неоднократно я у них спрашивал – почему вы не защитили Хатынь после обстрела колонны Вёльке? Почему поставили под удар мирную деревню, отправившись в ее сторону, а потом не защитили? Они отвечали как один: «никто не планировал никакого боя». Нападение на машину Вёльке оказалось неожиданностью для всех, в том числе и для партизан.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … _mapaa.jpg

В ту пору в лесах пряталось немало еврейского населения. Кто-то убежал из гетто, кто-то ушел в лес, наслышанный о погромах и расстрелах. Белорусскому населению нельзя было укрывать евреев под страхом расстрела всей семьи, к тому же, чего греха таить, немало было бытового антисемитизма. Поэтому многие ушли в леса – семьями, группами и поодиночке. Возможности выйти на большую землю у них не было. В партизанские отряды их зачастую брать не хотели – чаще всего только обузой были. Поэтому они укрывались в лесах, мужчины пытались организовать сопротивление: где-то оружие отобьют, где-то обстреляют врага.

0

164

Справка Sputnik
Массовое уничтожение евреев в оккупированной Беларуси началось в феврале 1942 года.

В этот период фашисты стали уничтожать гетто и рабочие лагеря. Фактически в живых остались те, кто успел уйти в лес. Белорусские крестьяне не могли укрывать их под страхом смерти. Но не могли содержать их и партизаны – ведь, как правило, это были не «боевые единицы», а пожилые и больные люди, дети, женщины. Лишние рты, которых не так и просто было прокормить. Потому к лету 1942 года серьезной проблемой локальных партизанских объединений стали прибившиеся к ним и просто блуждавшие в лесах мирные жители. Они привлекали внимание фашистов, провоцировали прочесывание местности, в результате которого находили и партизанские стоянки.

Известны случаи обращений партизан в Москву, к первому секретарю ЦК КПБ Пантелеймону Понамаренко для получения разрешения вывода евреев через линию фронта. Одна из историй такого спасения – история партизана Киселева.

К партизанскому отряду «Месть» прибилась достаточно большая группа евреев из деревни Долгиново в Вилейском районе. После запроса в Москву был получен приказ вывести евреев через линию фронта. Поручили это Николаю Киселеву. С ним пошло 270 человек, большая часть которых – старики, женщины и дети. Переход длился больше месяца, несколько раз они натыкались на немецкую засаду, часть евреев в перестрелке погибла.

На руках у родителей была двухлетняя Берта. Измученный ребенок часто плакал. И по мере приближения к линии фронта это становилось все более опасным. Ее плач мог погубить всех. Родители под нажимом остальных в отчаянии согласились утопить девочку, чтобы спасти всю группу. Киселев взял ребенка на руки, ему удалось ее успокоить. Он нес ее на руках до конца похода. Девочка жива, сейчас живет в Нью-Йорке. Киселев вывел людей с оккупированной территории, спас 219 человек. Когда они перешли линию фронта, партизан был арестован военной контрразведкой как дезертир. Но спасенным людям удалось отстоять его. Включен институтом Яд Вашем в список Праведников народов мира, об этом эпизоде написаны книги и снят фильм.
http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … noroot.jpg
Редкое цветное фото: узники минского гетто на улице города.
© Bundesarchiv

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 533__2.jpg

Николай Киселев


В то роковое утро небольшая группа евреев (по разным версиям, их было 7 или 8 человек) перерезали линию связи в районе деревни Козыри и сели в засаде. Надеялись, что приедет наряд связистов, который они обстреляют.

Но получилось так, что вместо связистов поехал Вёльке с колонной, а связисты вообще пешком пошли. Засевшие в лесу люди стали обстреливать машины, не сильно выясняя – те или нет. Двое солдат были убиты, ранение получил комвзвода Василий Мелешко, но самое главное – был убит Вёльке, который выпрыгнул из легкового автомобиля и пытался залечь, чтобы отстреливаться.

Почему я так уверенно об этом говорю, ведь в официальной историографии значится совсем другое? Я разыскал этих людей, разговаривал, у меня есть их признания. С немалым трудом мне удалось их разыскать. Один жил в Германии, сменил имя – раньше он был Яковом Рудерманом, а потом стал Артуром Левом. Я общался с ним и даже ездил к нему в Дюсельдорф – он подтвердил, что именно их группа обстреляла автомобиль Вёльке.

Артур Лев (Рудерман) утверждал, что они не относили себя ни к какому партизанскому объединению и достаточно долго блуждали в логойских лесах. Национальный архив Беларуси на мой запрос ответил, что Яков Рудерман и Израил Шпарберг являлись рядовыми партизанами разных партизанских отрядов. Но и Шпарберг, и Рудерман это опровергли.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 144221.jpg

Когда я был в Дюсельдорфе у Рудермана, мы звонили в США Шпарбергу. Он подтвердил, что обстрел автоколонны – их рук дело. И один и второй слово в слово рассказали подробности той операции. Оба сказали, что их группа из 7-8 человек перерезала провода связи и ждала монтеров, поскольку знала, что те приезжают небольшими группами. Но по роковому стечению обстоятельств именно в это время ехал Вёльке с колонной. И Шпарберг, и Рудерман свою причастность к регулярному партизанскому движению отрицали. Во всяком случае, они сказали, что не знали, что относились к партизанам. Когда я предложил оформить это все документально и внести ясность в эту не совсем четкую страницу военной истории, бывший Рудерман сказал, что получает немецкую пенсию и совсем не хочет поднимать шум вокруг своего военного прошлого.
По словам Рудермана и Шпарберга, они пошли в сторону Хатыни, но в деревню не заходили.
О том, что эта версия имеет право на жизнь, я не раз заявлял – обращался и в музей ВОВ, и в Национальный архив. Ввиду невозможности что-то доказать – отсутствие живых свидетелей и их задокументированных показаний, да и тот факт, что ни Рудерман, ни Шпарберг не захотели поднимать пересмотр того дела (хотя по моей просьбе звонили в музей ВОВ), – эта страница так и осталась с белыми пятнами.

Мнение историков
Sputnik попросил военных историков высказать свое мнение по поводу версии Виктора Глазкова

На мой взгляд, эта версия маловероятна. Исходя из тех документов, которые я видел, в партизаны принимали всех, у кого было оружие. В военную пору это было главным пропуском в партизанский отряд. Доказать сейчас уже ничего невозможно. Предположения могут строиться разные, но поменять это документально уже невозможно. Нет свидетелей.

Сохранилось достаточно много примеров, когда выводили из оккупации людей – это касалось не только евреев, а любого мирного населения. Многие партизанские командиры брали на себя инициативу и выводили людей через Суражские ворота, нередко трудоспособного возраста, чтобы они могли пойти в Красную Армию, а не попасть на работы к немцам.

К тому же, речь идет о 43-м годе. В этот период одиночных, неидентифицированных групп в лесах оставалось очень мало. Сопротивление уже было централизованным. А вот факт, что некоторые могли числиться в партизанском отряде и не знать об этом, вполне допускаю. Иногда рядовые бойцы были в курсе, но они поддерживали связь с командирами, те, в свою очередь, с бригадами.
КУЗЬМА КОЗАК
Историк, доцент исторического факультета БГУ, руководитель исторической мастерской

Если бы воспоминания этих людей были документально оформлены, введены в научный оборот, мы могли бы их проанализировать. К тому же, версия про то, что в марте 1943 года могли сохраниться одиночные группы, маловероятна. К этому времени ситуация контролировалась партизанами. Эта версия мне кажется неправдоподобной. Чаще люди пытались доказывать свое присутствие в партизанах, а не наоборот.
АЛЕКСЕЙ ЛИТВИН
Доктор исторических наук, профессор, завотделом института истории НАНБ


Когда обстреляли машину Вёльке, неподалеку от места происшествия жительницы деревни Козыри рубили лес – староста деревни выгнал в этот день на лесозаготовки около 50 человек. Полицейские, находившиеся в машинах сопровождения, сначала побежали по лесу, пытаясь догнать нападавших, а потом окружили лесорубов (в основном это были женщины, старики и дети) и погнали их в сторону Плещениц.

Оттуда вскоре по тревоге прибыл 118-й полицейский батальон. Увидев полицаев, о зверствах которых хорошо знали, жители Козырей бросились врассыпную. Васюра приказал стрелять по бегущим. Тогда погибло 26 человек. На суде над Васюрой давала показания выжившая Надя Шалупина. Девочке удалось выжить под ливневым полицейским огнем - в нее попало много пуль, была перебита рука. Вся израненная, она добежала до деревни и потеряла сознание. Фельдшер обычным ножом выковыривал из нее пули. Ее выходили.

http://image.prntscr.com/image/9fdb7662 … d3654b.png

Надежда Шалупина выступает свидетелем на процессе по делу Васюры. Минск, 1986 год

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 3__map.png


Черный полдень

Такого рода масштабная карательная операция была впервые применена в Хатыни, в дальнейшем фашисты применят ее на десятках других белорусских деревень
По тревоге в то утро были подняты 118-й полицейский батальон, который стоял в Плещеницах, и батальон СС Дирлевангера (что-то вроде штрафбата, в котором состояли солдаты с тюремными сроками, отпетые головорезы), базировавшийся в Логойске. По следам на талом мартовском снегу они вышли к деревне Хатынь.
http://image.prntscr.com/image/5be15c60 … 20790c.png
Дальнейшее развитие событий известно всему миру. К полудню полицаи окружили деревню двойным кольцом. Направили пулеметы, автоматы и пистолеты на людей. Приказ о сожжении отдавал Эрих Кернер, полицейскими действиями на местах руководил Васюра.

http://image.prntscr.com/image/de82a949 … 5430ef.png

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step/Khatyn/images/tild3739-3830-4436-b834-313461383336___tva_2792.jpg

Окружной комиссар СС и полиции Борисова
Борисов, 5.4.1943 г.
Окружному начальнику жандармерии г-ну лейтенанту Христелю
Плещеницы

Содержание: Донесение о нападении, произошедшем 22.3.1943 года в районе Губы.
Ссылка: письмо генерального комиссара
отдел II Управления от 1.4.1943 г.

От генерального комиссара в Минске мне было послано следующее краткое сообщение: 22.3.1943 года под Губой – 2260 – 14 км севернее Логойска дозор охранной полиции подвергся нападению бандитов. Убиты 1 гауптман и 3 украинца, 1 украинец ранен. При преследовании банда была остановлена. Потери противника – 30 убитых. Бандитская деревня Хатынь = 2260 = (12 км ю.в. Плещениц) была при этом уничтожена вместе с 90 жителями.
Для доклада г-ну ген. комиссару мне требуется подробное донесение об указанном нападении. Прошу предоставить мне это донесение в кратчайший срок.

БУШМАН
Штандартенфюрер СА

Из рапорта майора Эриха Кернера:

Для преследования отошедшего противника были направлены более крупные силы, в том числе батальон СС Дирлевангера. Противник тем временем отошел к д. Хатынь, известной всем своим дружелюбием к бандитам. Деревня была окружена и атакована со всех сторон. Противник при этом оказал упорное сопротивление и вел огонь из всех домов, так что пришлось применить тяжелое оружие – противотанковые пушки и тяжелые минометы. В ходе боевых действий наряду с 34 бандитами убито много жителей села. Часть из них погибла в пламени.
12.04.1943 г.

Всех жителей деревни согнали в колхозный сарай. Заставили поднять даже больных, взять с собой маленьких детей (самому младшему из погибших в Хатыни было семь недель от роду). Плотная колонна полицаев расстреливала всех, кто пытался спрятаться или сбежать. Впрочем, до сих пор осталось неизвестным имя полицая, который оставил в живых Владимира и Софью Яскевичей, детей, спрятавшихся в картофельном бурте – он только рявкнул, чтобы сидели тихо. Среди жителей деревни были многодетные: в семье Барановских было девять детей, в семье Новицких – семеро. Всех загнали в сарай. Его заперли, обложили соломой, облили бензином и подожгли.

Деревянный сарай быстро загорелся. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, задыхаясь, люди бросились бежать. Но полицаи оцепили сарай по периметру – практически все, кто пытался из него выбраться, были убиты. В огне погибли 149 жителей деревни, из них 75 – дети. Спастись тогда удалось двум девушкам – Марии Федорович и Юлии Климович, которые чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса, где их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета. Но войну им пережить не удалось – позднее и эта деревня была сожжена оккупантами.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … noroot.jpg
Единственная уцелевшая фотография. Погибшая жительница Хатыни Ванда Яскевич.

Из находившихся в сарае детей выжили двое: семилетний Витя Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Желобковича накрыла своим телом смертельно раненная мать, а раненого Барановского каратели приняли за мертвого. Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 962___.png

Антон Барановский (слева) и Виктор Желобкович (справа) – единственные, кто выжил из находившихся в сарае детей.

Антон Иосифович трагически погиб в 1969 году, спустя пять месяцев после открытия мемориального комплекса«Хатынь». В последний месяц своей жизни он работал в Оренбурге. Ночью барак, в котором он жил, загорелся, и Антон Иосифович умер от удушья.

Еще троим детям – Саше Желобковичу, Володе Яскевичу и его сестре Соне Яскевич удалось спрятаться в окрестностях Хатыни и избежать смерти.
После войны все уцелевшие дети воспитывались в Плещеницком детдоме. Когда велось расследование хатынской трагедии, показания этих детей и стали причиной ошибки: они утверждали, что те, кто жег Хатынь, были немцами, ведь они были одеты в немецкую форму и говорили непонятно.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 164___.jpg

Софья и Владимир Яскевичи (послевоенные фото).

Софья Антоновна работала телеграфисткой на одном из почтовых отделений Минска, сейчас на пенсии, живет в Минске.

Владимир Антонович работал на Минском автозаводе, после выхода на пенсию жил в д. Козыри, умер в 2008 году.

0

165

Из взрослых выжил лишь 56-летний деревенский кузнец Иосиф Иосифович Каминский. Он пришел в сознание ночью, когда каратели покинули деревню. Среди тел односельчан он стал искать свою семью. Во время пожара он вытолкнул через пространство под крышей сына Адама – очень надеялся, что мальчик выжил

«Як цiха стала, я Адасiка знайшоў: «Уставай, гавару, яны паехалi ўжо». Стаў яго падымаць, а ў няго кiшачки вывальваюцца. Я их збiраю, збiраю, а ён просиць: «Пiць, пiць...»

, – не раз вспоминал потом Каминский.

Мальчик скончался на руках у отца. Каминский стал символом мертвой деревни, который теперь знает каждый.
http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … u.jpgИосиф Каминский в Мемориальном комплексе «Хатынь», 1970 год.

Иосиф Иосифович Каминский – единственный выживший взрослый. После войны жил в деревне Козыри. До последних дней жизни приходил в Хатынь. Умер в 1973 году. Похоронен в Логойске.


Возмездие, которое не спешило

Более 40 лет военный преступник скрывался от правосудия

Виктор Глазков
«Погеройствовав» в Беларуси, 118-й полицейский батальон ушел в Польшу, а потом во Францию. Многие каратели этого батальона пошли с немцами до конца, многие не стали возвращаться в СССР. Совсем недавно в Канаде умер последний палач Хатыни Владимир Катрюк. Его экстрадиции просил еще Громыко в бытность министром иностранных дел СССР. Но Канада его так и не выдала. Правда, когда местные журналисты стали писать о его фашистском прошлом, его лишили гражданства.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … noroot.jpg

Владимир Катрюк

А вот Васюре удалось замести следы. После разгрома Рейха он попал в фильтрационный лагерь. Там он сообщил, что с женой возвращается из плена, и пришел на Украину. Но не в родную Черкасскую область, а в Киевскую, в село Великая Дымерка, стали обустраиваться. В начале 50-х годов стали проводить проверки отставников, и его сотрудничество с немцами все-таки всплыло. Но поскольку подобные дела были массовыми, рассматривали их тогда огулом, сильно не углубляясь в подробности.

В 1952 году Васюра был осужден за то, что служил у немцев. Но о его участии в массовых расстрелах мирного населения и в карательных операциях тогда информации не было. В ту пору всем по 25 лет давали. Он только три года отсидел – в 1955 году к юбилею Победы была большая амнистия, под которую Васюра и попал. Вернулся в свою Дымерку, дослужился до заместителя директора совхоза, построил себе большой дом и за добросовестную работу несколько раз поощрялся.
Ему удалось скрывать свои злодеяния очень долго. В конце 60-х – начале 70-х немало дел стало пересматриваться – многие просили о реабилитации. Ведь после войны многих обвиняли без суда и следствия, было немало несправедливо осужденных. Некоторые дела – как блин толщиной, а там сельчане все друг друга по кругу обвиняют – так обвиняют, что круг замкнутый, невиновных нет, все оговорены. Тогда тройки судили быстро – всем по 15 лет. Красным карандашом на деле написал: «15 лет» – и все.

В том же Логойском районе, например, осудили председателя колхоза на 10 лет. Его преступление состояло в том, что он, когда в деревнях не было сена, давал коровам солому и при этом «контрреволюционно улыбался». Такая вот фраза из доноса. И таких дел немало было. Помню, рассматривали дело жительницы деревни Камыши – она находилась в лагере и просила пересмотра дела. Ее посадили как члена семьи предателя – ее старший сын пошел в полицаи. Но тогда не выяснили, что другой ее сын пошел к партизанам. И маленькая «гражданская война» у женщины была прямо на подворье – днем все выносил один сын с полицаями, ночью – другой с партизанами. К сожалению, такая ситуация была типична для многих жителей Беларуси. А вот предатели типа Васюры тихо отсидели по общим обвинениям и благополучно вернулись.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … noroot.jpg

На этой волне пересмотров военных дел стали всплывать новые обстоятельства. Немало людей по ним были оправданы, но многие, удачно маскировавшие следы своих военных преступлений, были разоблачены.

Первой волной «хатынского дела» стали процессы над карателями Мелешко, Кнапом и Лозинским. И все они называли руководителем, который приказывал жечь, стрелять, следил, чтобы никто не спасся, именно Васюру. А он жил себе на Украине, даже не поменяв имя.

Из приговора Военного трибунала Белорусского военного округа

Из показаний свидетеля Думыча (Янковского), исследованных в суде, видно, что Васюра присутствовал на месте расправы над лицами еврейской национальности в Налибокской пуще летом 1943 года.

Свидетель Шакаль показал, что в Лучинском бору Налибокской пущи, где он вместе с односельчанами прятался от карателей летом 1943 года, видел, как каратели, прочесывающие лес, обнаружили в землянках граждан еврейской национальности. Он слышал оттуда стрельбу, взрывы гранат, а когда каратели ушли, то около одной из землянок увидел трупы не менее 5 мужчин и женщин, а в землянке – много трупов женщин и детей. По разорванным телам было понятно, что каратели бросали в землянку гранаты.

Из оглашенных в суде показаний свидетеля Соболевского усматривается, что летом 1943 года он также скрывался в лесу и видел, как каратели прочесывали болотистую местность, затем он слышал стрельбу, взрывы гранат, крики женщин и детей. Когда он подходил туда к землянке, видел много трупов женщин и детей.

По заключению судебно-медицинского эксперта, обнаруженные в землянках много лет спустя на месте уничтожения граждан еврейской национальности костные останки являются частями не менее 19 скелетированных трупов людей.
26 декабря 1986 года


Свидетели тогда показывали, что Васюра сам забрасывал землянку, в которой сидели еврейские женщины и дети, гранатами. И таких эпизодов мы насобирали на 25 страниц приговора. А само дело составило 14 томов.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 515080.jpg

Из приговора Военного трибунала Белорусского военного округа

«В судебном заседании установлено, что за весь период службы подсудимого Васюры в 118 полицейском батальоне на территории Белоруссии лично им и руководимыми им карателями в ходе операций, вмененных ему по приговору, расстреляно, убито и заживо сожжено свыше 360 советских граждан, в основном детей, женщин и стариков, их имущество разграблено, уничтожено около 300 дворов с надворными постройками, многие граждане были угнаны в фашистское рабство».
26 декабря 1986 года


http://image.prntscr.com/image/c46d7cf8 … 6e695a.png

Я составил для себя подробный план судебного следствия. Дело было очень большое – три чемодана документов. Надо было четко выписать всю линию обвинения, я должен был быть во всем уверен, ведь Васюра цеплялся за малейшую нестыковку.
На суд было вызвано 26 бывших карателей – участников уничтожения Хатыни. Они не боялись уже ничего. Двоих доставили на процесс из Коми АССР – их приговорили к расстрелу, а президиум ВС БССР помиловал – дал по 15 лет. К тому моменту они уже досиживали. Поэтому рассказывали все с мельчайшими деталями – кто и как убивал.

А выжившие жертвы трагедии такой безупречной памятью похвастать не могли. Многие из них боялись давать показания. Нужно было видеть взгляд Васюры. И спустя десятилетия люди буквально цепенели под ним.

Даже бывшие его приспешники просили зачитать старые показания – не хотели говорить под его тяжелым взглядом. А он не просто сидел – он негромко сыпал на их спины проклятия, создавал невыносимую атмосферу.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … a_7543.jpg

Все говорили о его невероятной жестокости – он не только пытал противника, но и избивал своих. Как-то жандармерия доложила, что 4 человека из полицаев собирались уйти в партизаны – он их сначала зверски избил, а потом вывел за сарай и расстрелял. Дисциплину во вверенном подразделении поддерживал по своему разумению. Как-то два полицая раздобыли где-то самогонку и сало. Вечером пьяные приползли в батальон. Он их избил обстоятельно: выбил все зубы, пол комендатуры был залит кровью. А потом заставил их языком все слизывать. Такие зверства царили. У человека не было ничего святого. Впрочем, подобный вопрос я бы, наверное, задать ему не рискнул – страшный был человек.

Жестокость его проявилась и после войны. За малейшую провинность он избивал подчиненных, в совхозе его все боялись.

На суде один из односельчан рассказал интересную деталь: когда все село праздновало день Победы, те, кто служил немцам, а таких в Великой Дымерке было 9 человек, садились отдельно и тоже что-то отмечали. У всех на виду, никого не смущаясь. Та ситуация, которая сейчас на Украине – она не вчера создалась, она созревала годами. Слыханное ли дело – когда предатели могли вот так вот прилюдно свои «праздники» справлять.


Как и все жители СССР, я был в Хатыни на экскурсиях еще в 70-х. Слушал страшную историю сгоревшей деревни и даже представить не мог, что через несколько лет буду судить ее карателей. А спустя несколько лет после суда, после того, как был вынесен приговор и расстреляли Васюру, я сопровождал в Хатынь кого-то из коллег. И меня поразило, что экскурсоводы рассказывают то же, что и в 70-х годах!

Наша история, в отличие от закона, вновь открывшихся обстоятельств не любит. Даже тогда, когда вел дело, не раз доходили до меня рекомендации из ЦК не поднимать шума, не проводить открытый процесс. Говорят, и первый секретарь ЦК КП Украины Владимир Щербицкий очень хотел не придавать огласке факт того, что в уничтожении Хатыни участвовали предатели всех мастей, в том числе и украинские националисты. Думаю, во многом эта политика замалчивания сыграла свою негативную роль.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … a_7536.jpg

Свидетели на процессе по делу военного преступника Григория Васюры.

На суде я у многих спрашивал, почему они пошли в каратели, почти все отвечали: «Треба було їсти – хліба не було». А Васюра ничего не отвечал. В нем, казалось, сквозила ненависть. Наверное, он уже родился врагом. Впрочем, на многих в 118 батальоне «пробы ставить негде было». Командовал батальоном белополяк Константин Смовский, бывший в свое время полковником УНР (Украинской Народной Республики, просуществовавшей с 1917 по 1920 годы) .

Но нести ответственность за свои деяния Васюра совсем не хотел. Как он выкручивался на суде! Нам пришлось потратить немало времени, чтобы разбить все его ложные версии. Сначала он утверждал, что не был в Хатыни (хотя были стенограммы допросов карателей Мелешко, Кнапа, Лозинского, которые в один голос твердили – во время сожжения Хатыни всем распоряжался Васюра). Он утверждал, что в день карательной акции в последний момент был оставлен в штабе. Дескать, подтвердить это могут немцы, бывшие в тот день в части (по понятным причинам их допрос невозможен), и женщины, работавшие в парикмахерской: он заходил в цирюльню подстричься. Эти свидетели оказались живы – парикмахера Марию и заходившую к ней сестру мы вызвали на суд. Но женщины, даже под его суровым взглядом, утверждали, что в тот день он к ним не заходил. В тот день вообще никто не заходил – потому они и запомнили.
Когда версия с парикмахерской провалилась, Васюра выдал следующую: в это время был в отпуске у жены в Латвии. На вопрос – чем он может это доказать, утверждал, что именно в это время жена забеременела. Отпуск весной 43-го у него действительно был, но по срокам – никак не в марте. Нам пришлось обращаться к специалистам, которые сопоставляли дату рождения дочери, примерные сроки зачатия и т.д. Не сходилось – дочь была зачата позже.

Он так и не признал ни одного своего злодеяния. Его позиция во время процесса была неизменна: я и мухи за всю войну не обидел.

Обо всех карательных мероприятиях, в которых участвовал, говорил: «вышло из головы», а потом удивлял неожиданно четкими подробностями – в какой деревне какой мостик был, как организованы фашистские части. Но его показания не были решающими – так много было свидетелей, которые его опознали, чуть только увидели. Это было понятно по тому ступору, в который они сразу впадали. Когда Надя Шалупина (девочка, рубившая лес неподалеку от места, где обстреляли машины) давала показания, видно было, что она до сих пор напугана, хотя он сидел за деревянным ограждением, под охраной, но ей пришлось вызвать скорую. Здоровье-то у нее было слабое – после множественных ранений.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … a_7553.jpg

Надежде Шалупиной во время процесса пришлось вызывать скорую.


Медали на лацканах карателя

Проведение процесса над Васюрой было очень непростым
Процесс проходил в здании военного трибунала на улице Фрузне в Минске. Некоторые каратели, как, например, Мелешко, были расстреляны. Их показания зачитывались по стенограммам. Непросто оказалось доставить свидетелей из числа мирных жителей. Мало того, что жили все в глубинке, где в ту пору ни дорог, ни телефонов, так еще и средств на проведение этого процесса выделено не было.

Всех свидетелей надо найти и доставить в Минск. А это ведь дело было в ноябре-декабре – сначала проливные дожди, потом пурга, холод. Большинство свидетелей – люди пожилые, понятно было, что из своих глухих деревень сами не приедут, даже по повестке. Командующий Белорусским военным округом генерал-лейтенант Владимир Шуралев нам сильно тогда помог – дал УАЗик и неограниченное количество бензина к нему.

Приезжаем за свидетелем – а старушка ни в какую, плачет: скоро корова телиться должна. Сколько помощнику моему пришлось ночевать в деревнях, чтобы наутро свидетеля на процесс привезти. Помню, заседание начиналось в 10 утра, и сидишь, бога молишь, чтобы свидетеля привезли хотя бы к обеду, иначе снова придется всех невероятными усилиями собирать.

На суде был вопиющий случай – один из карателей по фамилии Козынченко пришел на процесс весь в наградах. По залу прокатился шум. На лацканах карателя – медали за победу, юбилейные и памятные знаки. Прокурор просто вне себя от злости. К сожалению, система работала так, что, даже отсидев срок за предательство, эти люди числились в списках военкоматов, от которых призывались, и им исправно присуждали юбилейные награды и знаки. Я ему тогда сказал: по результатам дела вы точно будете лишены наград, снимите лучше их сразу. Он сопротивлялся: дескать, служил в советской армии, имею право. Но потом под общее шиканье снял пиджак и стал откручивать награды.
Васюра во время суда содержался на Володарке (в тюрьме на улице Володарского, в Пищаловском замке, – Sputnik). 26 декабря 1986 года Военный трибунал Белорусского военного округа приговорил Григория Васюру к расстрелу. Он обжаловал приговор, но Военная коллегия Верховного суда СССР оставила приговор без изменений. Вскоре его привели в исполнение.
Ребята, которые его конвоировали, называли его «чертом», слишком уж жуткое впечатление производил. Может, случайность, а может, и нет, но после расстрела его закопали в логойских лесах, там же, где лежат многие его жертвы. В архивах хранятся бумаги, где обозначен квадрат, в котором было захоронено тело. Нет у него могилы. У палача и душегуба ее не может быть.

+1

166

Эпилог

В моей работе очень часто приходилось делать выбор, непростой, порой мучительный. И я всегда относился к жизни по принципу: правда сама все расставит на свои места. Прольет свет на все темное и непонятное. От нее и надо идти. Всегда. Как бы сложно это ни было. А если каждый будет пытаться гнуть ее под свою конъюнктуру, со временем она исчезнет. И чем дальше уйдет время, тем сложнее будет ее восстановить. А потом уже и невозможно. Именно поэтому в своем возрасте я до сих пор пытаюсь рассказать то, что узнал за годы своей сопричастности к хатынскому делу. В этой страшной трагедии не должно быть белых пятен. И то, что все уже написано и устоялось, меня не останавливает: в таких преступлениях не бывает срока давности.

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 119964.jpg

http://image.prntscr.com/image/ffd37a5b … 344923.png

http://image.prntscr.com/image/14e85f14 … b0fda8.png

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … 908138.jpg
http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … a_2525.jpg

http://vid1.rian.ru/ig/infografika/step … a_2462.jpg

0

167

История одного мишки.... Салон кукол на Тишинке

http://image.prntscr.com/image/dcfa22f7 … e6a18b.png
http://image.prntscr.com/image/4e54e012 … 19c98e.png
http://image.prntscr.com/image/ae1be24a … bad882.png
http://image.prntscr.com/image/19410940 … 00026b.png
http://image.prntscr.com/image/ecd2b9ab … d93bae.png

+1

168

http://sh.uploads.ru/fuo0C.jpg
http://se.uploads.ru/zKH8p.jpg
http://sd.uploads.ru/Y14Sn.jpg
http://s4.uploads.ru/KbtIl.jpg
http://sg.uploads.ru/ELdMr.jpg

+1

169

http://sh.uploads.ru/YbQuB.jpg
http://s3.uploads.ru/LSRjN.jpg
http://s0.uploads.ru/h6ZrI.jpg
http://s1.uploads.ru/iAQrw.jpg
http://s3.uploads.ru/iX0ZK.jpg
http://s7.uploads.ru/LUowg.jpg
http://sa.uploads.ru/Xc9d4.jpg
http://s7.uploads.ru/Ba4dW.jpg
http://s9.uploads.ru/TS67E.jpg

+2

170

http://s4.uploads.ru/46PgG.jpg

+1

171

guzja написал(а):

http://s4.uploads.ru/46PgG.jpg


В нас добра такова уймасть... А на металолом не принимают. Знакомый металлом занимаецца, дык ему олкашы приперли блок стволов от "Ванюши" (так нашы бойцы немецкий 6-ствольный миномет прозвали) с 2 минами в стволах... Косой со вчерашнего сварщик таки порезал.

+2

172

Ленинград. Блокада. 1942 год. Детский сад на Гороховой улице.

http://image.prntscr.com/image/cec2b732 … 329184.png

+2

173

Скончалась 91-летняя Токтогон Алтыбасарова, усыновившая 150 детей, эвакуированных из блокадного Ленинграда.

Ей было всего 16 лет, когда девушка занималась распределением прибывающих в Иссык-Кульскую область детей из блокадного Ленинграда. После войны ее воспитанники разъехались по всей стране.

Помимо приемных детей вместе со своим мужем-фронтовиком Токтогон Алтыбасарова воспитала и восемь собственных, 23 внука и 13 правнуков. Женщину похоронили в родном селе Курменты Иссык-Кульской области.
http://s4.uploads.ru/xHAr2.jpg

+3

174

Бой у разъезда Дубосеково: подвиг, который не ставят под сомнение
16 ноября 1941 года войска вермахта перешли ко второй — решающей — стадии наступления на Москву. Они находились примерно в 80 км от столицы — еще в октябре были взяты Калуга, Можайск и подмосковный Боровск. Для решающего наступления на Москву была развернута 51-я дивизия — эти части должны были разбить фланги советской обороны и окружить город. Под Волоколамском 16 ноября перешла в наступление 2-я танковая дивизия немецкой группы армий «Центр». На пути у нее оказался разъезд Дубосеково, который защищали бойцы 1075-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии, которая очень скоро станет известна как панфиловская.

В этот день бойцы дивизии примут бой, который положит начало истории 28 героев-панфиловцев — впервые описанная на страницах «Красной Звезды», их история впоследствии не раз сыграет свою роль в подъеме боевого духа солдат. В том числе в дни немецкого наступления под Сталинградом. Позднее часть информации, сообщенной журналистами «Красной Звезды» в своей передовице, будет оспорена, а история о подвиге 28 героев-панфиловцев станет одним из самых обсуждаемых эпизодов Великой Отечественной войны. Однако сколько бы ни велись споры вокруг первых публикаций, поставить под сомнение сам факт подвига бойцов-панфиловцев в бою у разъезда Дубосеково — нельзя. Можно лишь предположить, что героев в тот день могло оказаться много больше известных 28.

Решающий удар

В конце октября был завершен второй этап немецкого наступления на Москву — советские части были разбиты под Вязьмой, немцы вышли к Москве, 15 октября столица была объявлена на осадном положении, 7 ноября на Красной площади состоялся военный парад, который по своей значимости был приравнен к военной операции, — большая часть соединений прямо с площади ушла на фронт. Немцы к тому моменту находились на расстоянии 80–100 км от Москвы, бои велись на ближних подступах к столице.

После небольшой передышки вермахт вновь перешел в наступление 15, 16 и 17 ноября, чтобы прорваться к Москве и закончить кампанию до конца 1941 года. Двумя ударами — на Клин–Рогачево и Тулу–Каширу — планировалось рассечь фланги советской обороны. Москву обороняли резервные части, дивизии, уже измотанные в боях, и сводные соединения выпускников военных училищ — в это же время к столице для планировавшегося в начале декабря контрнаступления уже стягивались новые резервы. Но бросить их в бой до начала контрнаступления командование не могло.

16 ноября немецкая 2-я танковая дивизия перешла в наступление под Волоколамском, чтобы расчистить путь для намеченного на 18 ноября наступления 5-го армейского корпуса. Одним из первых на ее пути оказался разъезд Дубосеково, который обороняла растянутая почти на 20 км, только оправившаяся от боев 316-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Ивана Панфилова.

Очерк «Красной Звезды»

27 ноября 1941 года в газете «Красная Звезда» появился очерк военного корреспондента Коротеева, в котором рассказывалось о подвиге бойцов, принявших бой у разъезда Дубосеково: погибших, но не пропустивших немцев к Москве. На следующий день, 28 ноября, в газете им была посвящена передовица «Завещание 28 павших героев», написанная литературным секретарем газеты Кривицким — впервые в печати было упомянуто, что речь идет о панфиловцах и указано их число — 28 человек. Однако фамилий погибших бойцов названо не было. Они были указаны в очерке Кривицкого «О 28 павших героях», опубликованном «Красной Звездой» 22 января 1942 года — к этому моменту войска Калининского фронта после ряда одержанных в начале месяца успехов остановились подо Ржевом, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением немецких частей. Упорные, кровопролитные и изматывающие бои здесь продлятся до марта следующего года.

По сведениям журналистов, после начала наступления немецких войск 16 ноября бойцы 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка в течение четырех часов вели бой с вражескими танками, уничтожив при этом 18 машин. Все они погибли. Именно благодаря этим публикациям получила широкую известность фраза погибшего в тот день политрука Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва». После публикаций в «Красной Звезде» все 28 человек были представлены к званию Героя Советского Союза, об их подвиге была издана книга. По воспоминаниям многих фронтовиков подвиг 28 бойцов сыграл «исключительную мобилизующую» роль в целом ряде крупных сражений Великой Отечественной — включая Сталинград и Курскую дугу.

Неожиданный арест

Однако уже после войны, в 1948 году, в Харьковской области был арестован попавший во время войны в немецкий плен бывший военнослужащий Добробабин. В ходе ареста при нем была обнаружена книга, в которой описывался подвиг панфиловцев и, в частности, указывалось и его имя как одного из погибших участников боя. По инициативе Главной военной прокуратуры СССР было проведено расследование, в ходе которого выяснилось, что еще несколько человек, считавшихся погибшими в бою у разъезда Дубосеково, на самом деле выжили, а описание столкновения, приведенное журналистами, не имеет прямых документальных подтверждений — при этом сам факт боя под сомнение не ставился.

Кривицкий и Коротеев, авторы материалов в «Красной Звезде», в ходе проверки сначала заявили, что основывались только на устных рассказах однополчан погибших и своих коллег, военных корреспондентов, но ни с кем, кто мог наверняка знать о подробностях боя, знакомы не были. Позднее Кривицкий заявил, что был вынужден дать эти показания под давлением. Военная прокуратура заключила, что история в том виде, в каком она была представлена в «Красной Звезде», является художественным вымыслом журналистов — однако как именно в тот день бойцы панфиловской дивизии остановили наступление немецких танков, еще предстояло установить.

«Героями были тысячи»

Сам факт ведения тяжелых оборонительных боев на участке обороны 4-й роты во время немецкого наступления на Москву ни до, ни после этой проверки под сомнение не ставился. Напротив, история бойцов панфиловской дивизии — редкий случай, когда число героев могло только увеличиваться.

Так, многие из тех, кто в тот или иной момент оспаривали общеизвестную версию описания подвига панфиловцев, указывали на то, что журналисты недооценили мужество других бойцов того же соединения.

«Массовый героизм, проявленный у разъезда Дубосеково, подменен стойкостью лишь «группы» или «взвода». Существование такого подразделения документы военных архивов не подтверждают. Они свидетельствуют об ином — героями были тысячи», — отмечает исследователь подвига генерал-майор в отставке Василий Максимович Малкин.

Тем не менее в бою 16 ноября, если верить воспоминаниям участников, именно та самая, 4-я рота, которой, согласно материалам «Красной Звезды», принадлежали бойцы, действительно приняла на себя наибольший удар. Об этом в том числе заявил полковник Илья Васильевич Капров, командовавший 1075-м полком в дни немецкого наступления под Москвой. Однако, по его словам, рота к началу боя была укомплектована полностью, а значит, навстречу смерти пошли более чем 28 бойцов.

«В бою больше всех пострадала 4-я рота Гундиловича. Уцелело всего 20–25 человек во главе с ротным из 140 человек. Остальные роты пострадали меньше. В 4-й стрелковой роте погибло больше 100 человек. Рота дралась героически», — вспоминал позднее полковник Илья Васильевич Капров.

«Отступать некуда»

Когда прокуратура после войны начала проверку сведений, указанных в «Красной Звезде», литературный секретарь газеты Кривицкий заявил, что вошедшая в историю фраза «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва» не имеет документального подтверждения и является плодом его художественного вымысла.

Однако целый ряд свидетелей — включая бойцов панфиловской дивизии — и документальных источников (в первую очередь писем, адресованных жене) подтверждают, что вошедшая в историю фраза или, по крайней мере, очень ей созвучная в тот день политруком Клочковым, скорее всего, действительно была произнесена.

30-летний Василий Клочков, осенью 1941 года неоднократно писавший родным об особом чувстве ответственности за Москву и обращавшийся к бойцам с похожими словами со страниц дивизионной газеты, оказался среди тех героев первых публикаций о подвиге панфиловцев, чья гибель в бою с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не подвергалась сомнению никогда. Его тело после боя было опознано бойцами дивизии и предано земле местными жителями. Как и остальные, он был награжден званием Героя Советского Союза посмертно.

У деревни Крюково

И как бы ни сложилась на самом деле история панфиловских бойцов — было ли их 28, 100 или тысячи, — именно силами в том числе измотанной в боях панфиловской дивизии к 20 ноября на Волоколамском направлении было остановлено наступление двух танковых и одной пехотной дивизии вермахта.

Бойцы знаменитой 4-й роты и их однополчане вмешались в планы командующего наступавшей на Москву группой армий «Центр» Фон Бока. Столкнувшись с их упорным сопротивлением, он вынужден был перебросить всю 4-ю танковую группу на Ленинградское шоссе. Где, по иронии фронтовой судьбы, в районе деревни Крюково ее части вновь встретились с оттянутыми в этом направлении силами панфиловской дивизии и ее 4-й роты. Наступление в районе Крюково советскими войсками было остановлено.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/645206#ixzz4R7S9Anlu

Отредактировано Лысый (2016-11-26 15:02:35)

+2

175

morozka написал(а):

Ленинград. Блокада. 1942 год. Детский сад на Гороховой улице.

А детский сад там до сих пор.

+4

176

18 января 1943 года после ожесточенных семидневных боёв была прорвана блокада Ленинграда.

http://image.prntscr.com/image/c5cd5b4a … f3a2da.png

+2

177

Ленинград, кафе на углу Невского (тогда просп. 25-го Октября) и Малой Конюшенной на 1-м этаже, напротив Казанского собора.
Сколочена дощатая летняя терраса. Уровень досок немного выше уровня тротуара, скорей всего. Обратите особое внимание, что на витрине зеркально написано "конфеКты" (!) - старый вариант произношения слова "конфеты".
http://s50.radikal.ru/i128/1701/23/f7c76d4360fb.jpg

До нападения Германии осталось 1 месяц, до начала Блокады - 4 месяца.

http://periskop.livejournal.com/1664609.html

Год сорок первый, начало июня, все еще живы (с)

Отредактировано Маджентис (2017-01-25 00:23:08)

+2

178

+1

179

Мужество на Великой Войне: Футбол в блокадном Ленинграде шокировал немцев и поднимал дух наших (ФОТО, ВИДЕО)
29.01.2017 - 6:30

27 января — день снятия блокады Ленинграда. Об одном из важных эпизодов жизни окружённого фашистами города — в материале.

История Великой Отечественной войны полна эпизодов, напрямую не относящихся к военным действиям, но от этого не становящихся менее важными.

Многие знают, что в осаждённом фашистами Ленинграде проходили футбольные матчи. О них сохранилось не так уж много документов, да и участники, говорят, не любили об этом вспоминать, стеснялись — мол, люди на поле боя кровь проливали, а мы мяч по полю гоняли.

    И только спустя годы и десятилетия становится понятно, насколько верным было решение руководства о проведении футбольных матчей в блокадном Ленинграде, как много значили эти эпизоды для поднятия духа на фронте и в тылу.

Мёртвый город?!

Вражеское кольцо вокруг Ленинграда сомкнулось в сентябре 1941 года. Зиму блокадный город пережил очень тяжело: не было продовольствия и электричества, люди гибли от снарядов и умирали от голода и изнеможения.

Но Ленинград не сдавался. Отчасти спасала легендарная Дорога жизни, по которой вывозили в эвакуацию раненых и слабых, а в осаждённый город везли хлеб. Жители блокадного Ленинграда работали, дежурили на крышах и тушили «зажигалки», спасая свои дома от пожара. О том, что на самом деле происходит в Ленинграде, сколько людей живо, в каком они состоянии, в стране толком никто не знал.

Немцы же с весны 1942 года начали разбрасывать над советскими территориями листовки, где говорилось, будто Ленинград навсегда стёрт с лица земли, а войска вермахта не заходят в «мёртвый город» исключительно из-за того, что боятся трупной эпидемии.

    Нужно было противопоставить что-то вражеской пропаганде. Кого-то из руководства осенило: футбол! В мае 1942 года Ленгорисполком принял решение провести на стадионе «Динамо» футбольный матч.

Подготовка к матчу: найти футболистов

Легко сказать — сыграть в футбол в блокадном городе. Для начала надо было хотя бы собрать две команды, а где их взять в военное время? В момент начала войны команда «Динамо» была в Тбилиси.

Футболисты срочно вернулись в Ленинград и записались в ряды Красной Армии. Но поскольку команда относилась к НКВД, многие остались в городе и работали в милиции — обеспечивали порядок, выслеживали вражеских шпионов, подсказывавших немецким бомбардировщикам, какие объекты следует уничтожать в первую очередь.

К весне 1942 года некоторых из них уже не было в живых. Игроков «Динамо» Аркадия Алова и Валентина Фёдорова вызвали в горком партии. Там футболистам объяснили, что для них есть важное боевое задание: сформировать команду для футбольного матча. Некоторых коллег по команде удалось найти в городе, нескольких динамовцев отозвали с передовой.

Известный журналист Кирилл Набутов рассказывал, что его отцу, вратарю «Динамо» Виктору Набутову, блокадный матч, возможно, спас жизнь: в момент, когда динамовцев начали разыскивать и возвращать в Ленинград, он воевал на Невском пятачке. В итоге команда «Динамо» была практически полностью собрана из игроков, которые выступали за клуб до войны. Спортсмены приступили к тренировкам.

Со второй командой было ещё сложнее. Её начали собирать профсоюзы из состава работников Ленинградского металлического завода (в сводках он фигурировал как «Н-ский завод»). Частично в команду вошли игроки довоенного «Зенита». Например, Анатолия Мишука специально выписали из госпиталя, несмотря на диагноз «дистрофия». Вообще люди были настолько истощены и обессилены, что пришлось просто собирать тех, кто умел играть в футбол и более-менее стоял на ногах. Динамовцы выделили соперникам форму и «уступили» одного игрока.

Проводить матч решили на стадионе «Динамо» на Крестовском острове. Главное футбольное поле стадиона было раскурочено снарядами, два из трёх запасных полей использовались в качестве огородов. Поэтому выбора не было: игру провели на единственном свободном поле. При этом игроков предупредили: ни в коем случае не бить «в аут», чтобы не повредить посадки. Ведь картошка для жителей блокадного города — это драгоценная, точнее, бесценная пища.

Итак, 22 человека были найдены, с футбольным полем определились. Можно играть. Проведение матча назначили на 31 мая 1942 года.
Игра на пределе возможного

    Напомним: футболисты жили и питались точно так же, как все жители блокадного города. По сути, сил у них совсем не было. Ни о каких двух таймах по 45 минут речь, конечно, не шла: такой нагрузки никто не выдержал бы.

Решено было играть два тайма по полчаса. Перерыв между ними тоже сократили. Всё равно никто из игроков не согласился бы присесть на траву, чтобы отдохнуть: после этого вряд ли хватило бы сил подняться на ноги.

Никаких афиш или объявлений о матче, конечно, не было. Во-первых, если бы о матче узнали фашисты, они непременно разбомбили бы стадион. Во-вторых, на приглашение ленинградцев попросту не было времени. Поэтому болельщиками стали ученики военной академии и раненые из соседнего госпиталя.

Как удалось измученным и обессиленным футболистам провести на поле больше часа, они и сами потом не понимали. В воспоминаниях многие говорили, что после матча страшно болели мышцы, было невозможно не то что сделать шаг — просто пошевелиться. К тому же матч проходил без замен: «лишних» игроков взять было неоткуда.

Конечно, это был не тот довоенный футбол, к которому все привыкли.

Люди передвигались по полю медленно, мяч от их ударов летел не очень далеко. Но всё-таки это был самый настоящий футбол! Если кто-то падал, другие игроки помогали ему подняться. Так, Анатолий Мишук (тот самый, с дистрофией) попытался было принять мяч головой — и тут же, не выдержав удара, рухнул и смог встать на ноги только с помощью товарищей. После окончания матча игроки покидали футбольное поле в обнимку. Тут не до патетики: дело в том, что так, поддерживая друг друга, было намного легче идти.

И всё-таки, повторимся, это был футбол! Без всяких «поддавков» и дежурной «ничьей». Динамовцы обыграли команду ЛМЗ с разгромным счётом 6:0. Немудрено, ведь их команда состояла из профессиональных футболистов. Но счёт не имел никакого значения: и футболистам, и зрителям, и бойцам в окопах, и тем, кто трудился в тылу во всех уголках нашей необъятной страны, был важен сам факт. Ленинградцы играют в футбол. Ленинград — жив.

До снятия блокады оставалось больше полутора лет.
Память

Блокадных матчей было несколько. Повторная игра состоялась очень скоро — 7 июня 1942 года. Были и другие. К сожалению, документальных свидетельств практически не сохранилось, а воспоминания игроков разнятся. Так, Виктор Набутов, отец Кирилла Набутова, настаивал на том, что первый футбольный матч в блокадном Ленинграде проходил 6 мая 1942 года.

    Вообще футболисты не придавали этим матчам никакого особенного значения и относились к ним как к боевому заданию — тем более, что сил на это уходило очень много.

Кто играл, когда, с кем — какая разница? Главное, что футбол был! Для жителей блокадного города это означало, что всё будет хорошо.

Запись блокадного матча 31 мая 1942 года на следующий день передавалась по радио. Некоторые легенды гласят, что велась трансляция прямо во вражеские окопы. Нет, конечно. В таком случае гитлеровцы бы моментально обстреляли поле, вычислив, откуда идёт сигнал.

    Но о том, что в блокадном городе играют в футбол, фашисты, разумеется, узнали и были шокированы. Зато в наших войсках, до которых дошёл радиорепортаж о матче, царило приподнятое настроение.

Поначалу никто даже не верил, что это возможно — находясь буквально в полукилометре от вражеских окопов, слушать по радио футбол, как в мирное время. Кто-то что-то говорил про мёртвый город? Не смешите. Ленинград — жив.

Динамовцев как сыгранную команду вывозили и в те города, куда были эвакуированы ленинградские заводы. Там проходили матчи «Динамо» с местными командами. Люди видели любимых футболистов, знакомых ещё с довоенных времён, и понимали: город живёт, держится и никогда не сдастся.

В 1991 году на стадионе «Динамо» установили мемориальную доску. На ней выбиты имена участников блокадного матча и надпись: «Здесь, на стадионе „Динамо“, в самые тяжёлые дни блокады, 31 мая 1942 г. ленинградские динамовцы провели исторический блокадный матч с командой металлического завода».

В 70-летнюю годовщину блокадного матча, в 2012 году, рядом с футбольным полем, где проходила игра, был открыт памятник футболистам-героям, сменившим на время гимнастёрки на футболки и совершившим самый настоящий подвиг во имя Победы.

Никого из участников легендарного «блокадного» футбольного матча уже нет в живых. Событие, как водится, начинает обрастать мифами и легендами, всплывают всё новые подробности, имеющие мало отношения к реальной истории. Видеоролик, который мы публикуем, взят из видеоархива футбольного клуба «Зенит». Судя по подписи «стадион им. Ленина», он, возможно, напрямую не связан с легендарным блокадным матчем. Но это не главное. Для нас важно помнить, что в 1942 году в окружённом врагами городе — истерзанном, голодном, но не сломленном — верили в Победу и играли в футбол.
http://profiok.com/upload/medialibrary/dc3/dc34a50233e4dcd58bfa1b729da8d38a.jpg

+2

180

В 1973 г. в Лениздате вышел небольшой очерк "Покорители золотых вершин".
В нем рассказывалось о том, как небольшая команда любителей-альпинистов маскировали золотые шпили и купола Ленинграда в блокаду.

Немцы подошли к Ленинграду в конце лета 41 и заняли несколько господствующих высот в пригородах. Город располагается на ровной поверхности, поэтому с данных высот все было прекрасно видно. Кроме того, шпили и купола Исаакия, Адмиралтейства, Петропавловки, Инженерного замка, Измайловского и проч. соборов были прекрасными ориентирами для артиллерии.

В начале сентября 1941 г. командование ПВО Ленинграда поняло, что немцы прекрасно пристрелялись по ориентирам и скоро начнут методично разрушать город. Было принято решение закрасить их. Однако ленинградские архитекторы воспротивились этому - некоторые шпили можно было закрасить, но покраска шпиля Адмиралтейства к примеру просто погубило бы тончайший слой позолоты на нем. Тогда на такие шпили было принято решение натянуть чехлы.

Оставалось найти людей, которые сделали бы это.

Их было четверо - двое парней и две девушки. Михаил Бобров, Алоиз Земба, Ольга Фирсова и Александра Пригожева. Позже к ним присоединился пятый участник - Михаил Шестаков.

Они не получили никакого дополнительного пайка, все работали на своих основных должностях и фактически сперва во внерабочее время стали маскировать купола. Только в середине ноября из управления культуры Ленинграда им стали выдавать талоны на нехитрый завтрак и обед, голодные и ослабевшие люди попросту не могли забраться на стометровую высоту.

За два месяца были замаскированы основные высотные доминанты города, а потом альпинисты поддерживали в надлежащем состоянии чехлы - они рвались на ветру.

Судьба ребят сложилась по разному. Александра Пригожева скончалась от голода в возрасте 22 лет в мае 42. Что стало с Алоизом Зембой достоверно не удалось установить, вероятнее всего он умер от голода на Большой земле после эвакуации (эвакуировался он весной 42 г. в полуобморочном состоянии). Михаил Бобров ушел на фронт и воевал на Кавказе. А Ольга Фирсова осталась в городе.

Ей была доверена честь снимать маскировочные чехлы в 1944-45 гг. Когда она разрезала чехол Адмиралтейства, внизу тренировался к параду 1 мая 1945 г. полк моряков-балтийцев. Моряки не сговариваясь приветствовали смелого маленького человека на шпиле мощным "ура". В город приходила мирная жизнь...

18 декабря 2015 г. в парадном дворе Петропавловского собора и Великокняжеской усыпальнице открыли мемориальную доску с именами тех людей, которые в голодном и холодном городе по своему защищали его от войны.

На гранитном барельефе пять портретов — Михаила Боброва, Алоиза Зембы, Александры Пригожевой, Ольги Фирсовой и Михаила Шестакова. Это были молодые, красивые люди, которым мы обязаны тем, что видим красоты города в первозданном виде.

Отредактировано Маджентис (2017-01-29 18:09:33)

+1


Вы здесь » форум для доброжелательного общения » История. Прошлое и настоящее » Помните! Через века, через года,- помните! Память о ТОЙ войне...