форум для доброжелательного общения

Объявление

"Мне Россия ничего не должна, я с ней не торговался, цены за свою русскость не назначал и Россия никогда не уславливалась со мной о чем бы то ни было. Я не очаровывался бездумно Россией и не разочаровывался в ней, как ребенок, которому мама не купила игрушку... Я просто-напросто сам и есть часть России..." (с) Григорий Кваснюк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » форум для доброжелательного общения » История. Прошлое и настоящее » Помните! Через века, через года,- помните! Память о ТОЙ войне...


Помните! Через века, через года,- помните! Память о ТОЙ войне...

Сообщений 61 страница 90 из 225

61

Е. Евтушенко

Бабий Яр

Над Бабьим Яром памятников нет.
Крутой обрыв, как грубое надгробье.
Мне страшно.
Мне сегодня столько лет,
как самому еврейскому народу.

Мне кажется сейчас –
я иудей.
Вот я бреду по древнему Египту.
А вот я, на кресте распятый, гибну,
и до сих пор на мне – следы гвоздей.

Мне кажется, что Дрейфус –
это я.
Мещанство –
мой доносчик и судья.
Я за решеткой.
Я попал в кольцо.
Затравленный,
оплеванный,
оболганный.
И дамочки с брюссельскими оборками,
визжа, зонтами тычут мне в лицо.

Мне кажется –
я мальчик в Белостоке.
Кровь льется, растекаясь по полам.
Бесчинствуют вожди трактирной стойки
и пахнут водкой с луком пополам.
Я, сапогом отброшенный, бессилен.
Напрасно я погромщиков молю.
Под гогот:
"Бей жидов, спасай Россию!"-
насилует лабазник мать мою.

О, русский мой народ! -
Я знаю –
ты
По сущности интернационален.
Но часто те, чьи руки нечисты,
твоим чистейшим именем бряцали.
Я знаю доброту твоей земли.
Как подло,
что, и жилочкой не дрогнув,
антисемиты пышно нарекли
себя "Союзом русского народа"!

Мне кажется –
я – это Анна Франк,
прозрачная,
как веточка в апреле.
И я люблю.
И мне не надо фраз.
Мне надо,
чтоб друг в друга мы смотрели.

Как мало можно видеть,
обонять!
Нельзя нам листьев
и нельзя нам неба.
Но можно очень много –
это нежно
друг друга в темной комнате обнять.

Сюда идут?
Не бойся — это гулы
самой весны –
она сюда идет.
Иди ко мне.
Дай мне скорее губы.
Ломают дверь?
Нет – это ледоход...

Над Бабьим Яром шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно,
по-судейски.
Все молча здесь кричит,
и, шапку сняв,
я чувствую,
как медленно седею.

И сам я,
как сплошной беззвучный крик,
над тысячами тысяч погребенных.
Я –
каждый здесь расстрелянный старик.
Я –
каждый здесь расстрелянный ребенок.

Ничто во мне
про это не забудет!
"Интернационал"
пусть прогремит,
когда навеки похоронен будет
последний на земле антисемит.

Еврейской крови нет в крови моей.
Но ненавистен злобой заскорузлой
я всем антисемитам,
как еврей,
и потому –
я настоящий русский!
1961

0

62

В честь 70-летия со дня окончания Великой Отечественной войны RT запускает проект «Победители». На сайте будут публиковаться интервью с ветеранами. 70 человек расскажут, какой ценой далась им победа, как они, совсем ещё юные, сражались, терпели лишения, мечтали, влюблялись, надеялись.

В 2015 году весь мир будет отмечать 70 лет со дня окончания Второй мировой войны — самой кровопролитной войны в истории человечества. Некоторые из ветеранов, защитивших мир от угрозы нацизма, живы до сих пор и могут поделиться с нами своей личной историей победы.
В рамках нового проекта RT«Победители» на сайте будут публиковаться интервью с теми, кто испытал ужасы и тяготы того времени и стал героем в очень юном возрасте. Одни добровольцами ушли на фронт, чтобы защитить свою Родину. Другие пережили голод и обстрелы в блокадном Ленинграде. Эти юноши и девушки, и даже дети, принесли неоценимую жертву на алтарь Победы.
70 ветеранов — по числу лет, прошедших со дня победы, — поделятся своими воспоминаниями о военных буднях, об участии в сражениях и расскажут о роли, которую эта война сыграла в их жизнях. А их правнуки и ученики будут говорить о своём понимании значения Великой Отечественной войны.
Среди первых интервью — рассказ 78-летней Татьяны Корсаковой, которая два года своего детства прожила в блокадном Ленинграде. На её глазах умирала от голода её сестра, но девочку удалось спасти, отпоив чаем из нескольких чайных листочков.

Степан Карнаухов, которому исполнилось 90 лет, рассказал, как непросто было вести сражение в белорусских топях и как измученные многодневными марш-бросками молодые парни всё же оставались романтиками и влюблялись в медсестёр и радисток.

Напомним, Россия пригласила в Москву на празднование 70-летия победы в Великой Отечественной войне 68 руководителей государств и правительств, международные организации, включая ООН, Совет Европы, ЮНЕСКО, Европейский союз, и получила около 30 позитивных ответов.
«Это практически все наши партнёры по СНГ и БРИКС, Вьетнам, Монголия, ряд европейских стран, балканские государства — Сербия, Черногория, Македония, а также Словакия, Греция, Кипр», — сообщил ранее глава МИД РФ Сергей Лавров.

http://russian.rt.com/article/81136

0

63

26 мар. 42г. Близ Гатчины партизаны убили кровавого садиста- виновника расправ над мирным населением бригаденфюрера СС Шталлекера

0

64

26 мар. 42г. Берлинским евреям приказано в обязательном порядке помечать места своего проживания

0

65

26 мар. 43г. Остановлено немецкое контрнаступление на южном крыле фронта. Но немцы снова в Харькове


http://se.uploads.ru/3m6US.jpg

0

66

26 мар. 44г. Войска маршала Конева первыми вышли на государственную границу СССР- границу с РУМЫНИЕЙ


http://se.uploads.ru/bWsvq.jpg

0

67

http://s8.uploads.ru/zTBcy.jpg

Сегодня исполняется 103 года со дня рождения легендарной советской летчицы-штурмана Марины Михайловны Расковой.

Имя первой женщины-штурмана советской авиации было известно современникам задолго до начала Великой Отечественной войны. Еще в 30-годы Марина Раскова установила несколько мировых рекордов по дальности перелетов. В сентябре 1938-го она совершила беспосадочный перелет Москва – Дальний Восток в качестве штурмана. За что и была награждена орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда» с присвоением звания Героя Советского Союза.

С началом Великой Отечественной войны Марина Раскова стала инициатором создания женских эскадрилий. Благодаря ей на фронт были отправлены три авиаполка – 586-й истребительный, 587-й бомбардировочный и 588-й ночной бомбардировочный, также известный, как «Ночные ведьмы». Сама летчица стала командиром 125-го гвардейского пикировочно-бомбардировочного авиаполка, впоследствии легендарного «Борисовского». Ей также принадлежит авторство книги «Записки штурмана».

Майор Раскова погибла 4 января 1943 года в авиакатастрофе при перелете на фронт в сложных метеоусловиях. Ее имя носит Тамбовское высшее военное авиационное училище, в честь Марины Расковой названы улицы и переулки во многих городах бывшего СССР, а также площадь в Москве и два морских судна.

0

68

«Вся и доблесть в том, что выжил…»

Поэт Александр Городницкий о войне, победе, блокаде, своих и чужих...

Для меня война — это, прежде всего, блокада. Как, наверное, для всех петербуржцев. О начале войны я узнал 22 июня от отца — он приехал на дачу в Вырицу, где мы тогда жили с мамой. Помню, что я тогда очень удивился: был ясный жаркий день, вокруг было спокойно и тихо, и поверить в то, что скоро все изменится восьмилетнему пацану было почти невозможно. Однако, все изменилось, и очень быстро.

Уже в июле нас с маминой школой (она была учительница) отправили в эвакуацию… в Новгородскую область, а потом на Валдай. Оказалось, что план эвакуации был составлен на предмет войны с финнами еще в 39-м году, а поменять его не удосужились. В итоге немцы туда пришли еще раньше, чем к Ленинграду. Где-то от Малой Вишеры нас повезли назад. Уже горело небо, шли эшелоны с ранеными, приезжали матери, пытавшиеся выкрасть своих детей и увезти их подальше, милиционеры их прогоняли. Наш эшелон бомбили, у нас загорелся последний вагон. Помню, нас загоняли под вагоны. Немцы бросали осветительные ракеты, а мы — дураки маленькие, вылезали посмотреть, как красиво эти ракеты горят. В конце августа, буквально за несколько дней до того как немцы перерезали железную дорогу, мы успели проскочить в город. А потом немцы взяли Шлиссельбург, и началась блокада.

Дальше моей войной и была блокада. Это то, что не может стать историей, поскольку это прошло через всю жизнь. Это первое, но есть и второе важное лично для меня обстоятельство. Дело в том, что мои родители из Могилева и каждое лето мы проводили там, у родственников. И совершенно случайно, именно в 41-м году моему отцу задержали зарплату, и у нас (а жили мы бедно) не оказалось денег на поезд. Мы остались в Ленинграде, и это нас спасло! В октябре 41-го года всех моих могилевских родственников: бабушек, дедушек, братьев, сестер — у нас была огромная семья — убили немцы. Там был полигон в поселке Пашково, и на евреях испытывали душегубки... И это еще одна причина, по которой война не может быть для меня просто историей.

Я провел в Ленинграде год и пережил первую блокадную зиму, которая, как говорят, была самой тяжелой и страшной. С возрастом память становится дальнозоркой: блокаду помню отчетливо, а имена тех, с кем знакомили на днях, могу забыть…

Я много думал об этом, поэтому мысли и воспоминания уже сформировались в стихи. Мне так проще выразить пережитое.

Недели первые блокады,
Бои за Гатчину и Мгу,
Горят Бадаевские склады
На низком невском берегу.

Мука сгорает, над районом
Дым поднимается высок,
Красивым пламенем зелёным
Пылает сахарный песок.

Вскипая, вспыхивает масло,
Фонтан выбрасывая вверх.
Три дня над городом не гаснул
Печальный этот фейерверк.

И мы догадывались смутно,
Горячим воздухом дыша,
Что в том огне ежеминутно
Сгорает чья-нибудь душа.

И понимали обреченно,
Вдыхая сладкий аромат,
Что вслед за дымом этим чёрным
И наши души улетят.

А в город падали снаряды,
Садилось солнце за залив,
И дом сгоревший рухнул рядом,
Бульвар напротив завалив.

Мне позабыть бы это надо,
Да вот, представьте, не могу —
Горят Бадаевские склады
На опалённом берегу.

Мы жили около Андреевского рынка, и поначалу он казался земным раем — этаким средоточием изобилия. Но вскоре рынок опустел. Потом срубили все деревья на бульваре на седьмой линии, пропали голуби, кошки и собаки. К зиме мать перестала выпускать меня на улицу, поскольку ходили упорные слухи, что воруют детей, убивают и продают как телятину. Людоедство, к сожалению, было реальностью, хотя это и пытаются скрывать.

Кстати, это едва ли не самое сильное эмоциональное переживание: в блокаду очень изменились люди. Это было страшно: те, кто еще вчера был добрым и отзывчивым, стали жестокими. Оказалось, что всем истинам, которым нас учили родители и учителя в школе, грош цена в базарный день. Это был ужас, и не дай бог, нам еще раз перенести такие испытания.

А в феврале сгорел наш дом. И не от бомбы или снаряда, просто этажом выше соседка не смогла закрыть буржуйку.

Вот мои военные ощущения. А вторая группа ощущений, и это сегодня особенно важно, что как бы ни было страшно тогда и тяжело, мы твердо знали: вот это мы — свои, а это враги. Хотя были предатели: и власовцы, и воспеваемые сейчас УПА, и «ракетчики» — наши русские люди, показывавшие ракетами немцам куда нужно стрелять и бросать бомбы. Все это было, но все же были очевидные понятия друзей (своих) и врагов. Жесткое разделение и убеждение, что мы воюем за себя, за жизнь близких, что это оборонительная и освободительная война против фашизма — этой коричневой чумы. Не было того чудовищного ощущения, которое появляется сейчас, когда нашим внукам приходится принимать участие в несправедливых войнах. И в этом отношении тогда было гораздо легче.

И последнее. Недавно много шума наделал опрос, проведенный телеканалом «Дождь» о том, что мол, можно было сдать город и тем попытаться спасти миллионы мирных людей в нем оставшихся. Более половины (кажется, 53 процента) успевших принять участие, проголосовали за. С сожалением должен сказать, что они — а в основном это молодежь — в этом не виноваты, а виноваты мы, старики. Это мы не смогли объяснить им, почему этого нельзя было делать. Молодые не обязаны были знать, что был секретный приказ Гитлера, появившийся после того, как не удалось взять Ленинград с ходу. Немецким воинским частям было запрещено входить в город, дабы избежать огромных потерь в уличных боях, а предписано было замкнуть кольцо блокады. Сдачу принимать только от воинских частей, а гражданское население не выпускать, подавляя огнем и голодом до полного его уничтожения. А потом на месте Питера планировалось сделать озеро.

Не говоря уже о том, что в военном отношении сдача города имела бы катастрофические последствия: потеря Балтийского флота, Кировского и других оборонных заводов, обеспечивавших тяжелое вооружение, потеря связи с Севером — это была бы трагедия. Но помимо этих объективных аргументов, есть и другие — нравственные. Мне, как и всем ленинградцам, это абсолютно понятно, и сама мысль о сдаче нам действительно кажется чудовищной.

0

69

Спасибо всем кто добавляет сюда посты. А то мне иногда кажется что я тут одна тусуюсь)

0

70

В мечтах о танцах. Всю войну танкист носил с собой балетные туфли

В 17 - на фронт

Из динамиков «Веги» - проигрывателя советских времён - звучит раздольное руслановское «Ва-а-лен-ки да ва-а-ленки!». Молодые девушки фотографируют техническую «диковинку», проигрывающую виниловые пластинки, на смартфоны.

«Первый раз я встретился с любимой певицей Лидией Руслановой в 1941-м. Снимали фильм для фронта. Она пела, а я, ещё ученик хореографического училища, танцевал, - рассказывает внучатым племянницам ветеран Великой Отечественной войны Василий Константинович Корнеев. - Потом она приезжала к нам на фронт. В третий раз увидел её в Берлине. Она пела на ступеньках Рейхстага. И я пустился в пляс. А потом подошёл к ней, напомнил о съёмках. Она сказала: «Надо же, ты был таким маленьким. А теперь вон какой богатырь!»

Васе Корнееву было 10 лет, когда он начал заниматься в хореографическом училище Большого театра. И с тех пор уже не представлял себя без балета. Даже в самые тяжёлые дни, когда враг стоял у Москвы, юные танцовщики не прекращали занятий. А после них он возвращался в родное Лефортово и со сверстниками тушил бомбы-«зажигалки».

В 1942 г. окончил училище, и тут же 17-летний паренёк получил повестку из военкомата. Так он сменил балетные туфли на солдатские сапоги. Но всю войну солдат Корнеев проносил балетную обувь в своём вещмешке.

5 лет в сапогах

Каждый год накануне Дня Победы Василий Константинович собирает большую компанию из родственников и друзей. Целый год откладывает деньги из своей ветеранской пенсии, чтобы по­тратить их на праздничное застолье с обязательными танцами и песнями военных лет. А 9 Мая - встреча у Большого театра. Тоже с песнями и танцами. И каждый раз вспоминается первое в его жизни выступление по случаю Победы - в мае 1945 г. в Берлине. Тогда решили организовать концерт для союзников. Искали таланты. А у Корнеева в вещмешке - балетные туфли. Он решил показать танец из балета «Красный мак», который танцевал на выпускном экзамене в училище. Ему дали троих автоматчиков для охраны, и они отправились в оперный театр. Нашли в костюмерной красную шёлковую рубаху, трико. Почти три года не танцевал, а условия подготовки военные: всего пара репетиций - и на сцену. 

«Начал прыжки через ленту - и забыл обо всём. Станцевал хорошо, но сердце: тук-тук-тук! И тут Рокоссовский выбежал на сцену, обнял меня и сказал: «Сынок, ты откуда такой? Почему не в ансамбле?» И даже в часть меня не отпустили - сразу во фронтовой ансамбль», - рассказывает ветеран.

Таким ошеломительным получилось возвращение к танцам. Конечно, фронтовой ансамбль и балет - как говорится, две большие разницы. И всё же он был счастлив. Несмотря на то, что служба в ансамбле задержала его в армии ещё на 2 года. Демобилизовался только в 1947 г. Почти 5 лет не занимался классическим балетом - 3 года из них прошагал в кирзовых солдатских сапогах, а 2 танцевал, но тоже в сапогах. Профессионалы знают, что это крест на карьере.

Однако для молодого Корнеева балет был призванием, отказаться от него он не мог. Прима Большого Ольга Лепешинская посоветовала талантливому танцору поехать в Новосибирск, где в оперном театре было много выпускников московского и ленин­градского училищ. Василий Константинович сделал невозможное - смог восстановить форму. После Новосибирска работал в Минске, Свердловске, Одессе, Риге - в лучших театрах страны, потом вернулся в Москву. За 24 года станцевал в 28 балетах.

Не враги

Сейчас ветеран живёт в небольшой квартирке в Москве. Всегда подтянут, в наглаженной рубашке. На стенах только балетные фотографии. Фронтовые карточки - в альбоме, парадный пиджак с боевыми наградами - в шкафу.

Когда майдан на Украине обернулся военными действиями, он остужал ­воинственный пыл знакомых молодых парнишек. «Вы не знаете, что такое война, - говорил Василий Константинович. - Это ужасно. Для всех!»

Его война началась в 42-м. В Тихвине молоденький танкист (после месячных курсов) принял первый бой. И получил первую медаль - «За бое­вые заслуги». Потом осво­бождал Минск, Гродно, Вильнюс, Кёнигсберг, Варшаву... Когда переправлялись через Одер, фашисты упорно били по понтонному мосту - и танки, шедшие по нему, уходили под воду. Мост восстанавливали - и опять... «Убитые, - говорит, - плыли, как оглушённая рыба».

Но ужасы боёв не могут сравниться с тем, что испытал он в концлагере в Майданеке. «Мы открываем лагерные бараки. Люди в них ну просто как черви - худющие... Кричат: «Помогите!» Там были и русские, и евреи, и украинцы... Потом открыли дезкамеру. В ней тоже стояли люди, и дети в том числе. Без одежды, плотно-плотно. Все мёртвые - их полили душем из кислоты. Видел и разрезанные трупы, и черепа, и горы пепла...»
Насмотревшись на эти ужасы, наши солдаты смогли сохранить человечность, когда вошли в Германию. В одном городке он с товарищами спасал женщин и детей от массового суицида.

«Они боялись нас. Наверное, думали, что мы их убьём. И, взяв детей, пошли в воду. Маленьких на руках держали, с 14-летними девочками стояли в обнимку. Мы приближаемся - они глубже уходят. Нашли того, кто мог им по-немецки сказать, что мы их не тронем и всё будет хорошо. Долго убеждали. Но они поняли, что мы им не враги».

Сегодня Корнеев уже живёт Днём Победы - составил список, кого позовёт на традиционную встречу, ищет баяниста. Собирается к Большому театру. Для него очень важно вновь станцевать там вальс и сплясать под «Валенки»: Великой Победе нашего народа в этом году 70 лет, а ему - 90.

http://static1.repo.aif.ru/1/d3/361374/56fd76fcf694db84a9d00dd4b9c2733e.jpg
http://static1.repo.aif.ru/1/ce/361373/491a1b8b17353568d4c01483050f75c6.jpg
http://images.aif.ru/005/788/cb1eeeea8f0b9863d6d6f5b679bb3afc.jpg

0

71

Сожженные заживо. Каратели в Хатыни не щадили ни стариков, ни детей

http://images.aif.ru/003/386/660880c66ea34b13c078782b35ff98f4.jpg
Земля в огне

Современные историки и политики больше интересовались так называемым «катынским расстрелом», нежели преступлением фашистских головорезов и их пособников из числа коллаборационистов.

Вполголоса даже стали произносить такие фразы: «Какое отношение это имеет к нам, ведь это белорусская история?»

Таким людям хочется напомнить: Великая Отечественная война была общей войной советского народа против захватчиков, и те жертвы, которые мы понесли в страшной битве, невозможно растащить по национальным квартирам, как растащили затем страну нечистоплотные политики.

http://www.aif.ru/pictures/201303/IMG_0263(1).jpg
Белоруссия оказалась в пламени войны с первых ее дней. Жителям этой советской республики пришлось до дна испить чашу оккупации и «нового порядка», который принесли с собой гитлеровцы.

Сопротивление оккупантам было отчаянным. Партизанская война в Белоруссии продолжалась фактически беспрерывно. Фашисты, будучи не в состоянии справиться с партизанами и подпольщиками, обращали свой гнев на гражданское население.
Чемпион-каратель

22 марта 1943 года подразделение 118-го полицейского охранного батальона отправилось на ликвидацию поврежденной линии связи между Плещеницами и Логойском. Здесь полицаи угодили в партизанскую засаду, устроенную отрядом «Мститель» бригады «Дяди Васи». В перестрелке каратели потеряли трех человек и вызвали подкрепление.

Среди убитых фашистов оказался и шеф-командир первой роты гауптман Ганс Вельке.

На этом персонаже следует остановиться поподробнее, ибо именно его гибель называют одной из причин карательной акции в Хатыни.

Ганс Вельке стал олимпийским чемпионом на Играх-1936 в толкании ядра, выиграв соревнования с мировым рекордом. Гитлер лично поздравлял Вельке, который стал первым немцем, победившим в соревнованиях по легкой атлетике.

Тем временем командир охранного взвода карателей Мелешко приказал арестовать жителей деревни Козыри, занимавшихся неподалеку рубкой леса. Их обвинили в пособничестве партизанам. К месту столкновения с партизанами подтянулись дополнительные подразделения 118-го батальона, а также часть батальона «Дирлевангер».

Задержанные лесорубы, решив, что их будут расстреливать, стали разбегаться. Каратели открыли огонь, убив 26 человек, остальных отправили в Плещеницы.

Полицейские и эсэсовцы двинулись в сторону деревни Хатынь, куда отошли партизаны. На окраине населенного пункта завязался бой, в котором партизаны потеряли трех человек убитыми, пять ранеными, и вынуждены были отойти.
Фашисты их не преследовали, поскольку у них был иной план. В отместку за убийство любимца Гитлера, бывшего толкателя ядра, а в годы войны обыкновенного карателя Ганса Вельке, а также в качестве устрашения местного населения гитлеровцы решили уничтожить деревню Хатынь вместе со всем ее населением.
Палачи-изменники

Главную роль в чудовищном преступлении, совершенном в Хатыни, сыграл 118-й полицейский батальон. Его костяк составляли бывшие военнослужащие Красной Армии, взятые в плен под Киевом, в печально известном «Киевском котле», а также жители западных областей Украины. Командовал батальоном бывший майор польской армии Смовский, начальником штаба был бывший старший лейтенант Красной Армии Григорий Васюра. Уже упоминавшийся бывший лейтенант Красной Армии Василий Мелешко был командиром взвода. Немецким «шефом» 118-го карательного батальона был штурмбаннфюрер СС Эрих Кернер.

В постсоветское время отдельные историки пытаются придать фашистским пособникам ореол борцов со сталинским режимом, хотя их деяния говорят об ином. Силы, подобные 118-му батальону, представляли собой сборища негодяев, которые, спасая свою собственную жизнь, охотно выполняли для гитлеровцев самую грязную работу по уничтожению мирного населения. Карательные акции сопровождались насилием и грабежами, причем они приобретали такой размах, что вызывали отвращение даже у «истинных арийцев».

http://www.aif.ru/pictures/201303/IMG_0267(1).jpg
По приказу Кернера каратели под непосредственным руководством Григория Васюры согнали всё население Хатыни в колхозный сарай и заперли в нём. Тех, кто пытался убежать, убивали на месте.

Оцепленный сарай обложили соломой, облили бензином и подожгли. В пылающем сарае метались горящие заживо люди. Когда под напором тел рухнули двери, вырывающихся из огня добивали из пулеметов.

Всего в ходе карательной акции в Хатыни было уничтожено 149 человек, из них 75 детей младше 16 лет. Сама деревня была стерта с лица земли.

Чудом выжить удалось единицам. Марии Федорович и Юлии Климович удалось выбраться из сарая и добраться до леса, их приютили жители деревни Хворостени. Но вскоре эта деревня разделила судьбу Хатыни, и девушки погибли.
Из находившихся в сарае детей остались в живых семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Витя спрятался под телом своей матери, которая прикрыла сына собой. Ребёнок, раненый в руку, пролежал под трупом матери до ухода карателей из деревни. Антон Барановский был ранен в ногу пулей, и эсэсовцы приняли его за мёртвого. Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень.

Антона Барановского, выжившего в Хатыни, судьба не пощадила – четверть века спустя он погибнет в пожаре в Оренбурге.

Единственным выжившим взрослым стал деревенский кузнец Иосиф Каминский. Обгоревший и раненый, он пришёл в сознание лишь поздно ночью, когда карательные отряды покинули деревню. Среди трупов односельчан он нашел своего смертельно раненного сына, который умер у него на руках.

Именно судьба Каминского легла в основу памятника «Непокоренный человек», установленного после войны в мемориальном комплексе «Хатынь».
По следу Иуды

О преступлении в Хатыни стало известно сразу же – и из показаний выживших, и из данных разведки партизан. Погибших жителей похоронили на третий день на месте их бывшей деревни.

После войны Комитет государственной безопасности СССР, расследовавший преступления против мирного населения, совершенные нацистами и их пособниками, вел розыск участников карательной акции в Хатыни. Многие из них были выявлены и предстали перед судом.

Надо отдать должное бывшим карателям: они искусно прятались, меняли документы, встраиваясь в мирную послевоенную жизнь. Помогало и то, что до некоторого времени, согласно официальной версии, считалось, что расправа над жителями Хатыни – исключительно дело рук немцев.

В 1974 году был арестован и предан суду Василий Мелешко, дослужившийся в 118-м батальоне до командира роты. В 1975 году он был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян.
Именно показания Мелешко позволили полностью изобличить Григория Васюру. Этот человек отступал с немцами до самой Франции, после чего вернулся на Родину, выдавая себя за красноармейца, освобожденного из плена. Но полностью скрыть свое сотрудничество с немцами ему не удалось.

В 1952 году за сотрудничество с оккупантами во время войны трибунал Киевского военного округа приговорил его к 25 годам лишения свободы. В то время о его карательной деятельности ничего не было известно. 17 сентября 1955 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «Про амнистию советских граждан, которые сотрудничали с оккупантами во время войны 1941—1945», и Васюра вышел на свободу, вернувшись к себе в Черкасскую область.

То, что Васюра – один из главных палачей Хатыни, сотрудники КГБ смогли доказать лишь в середине 1980-х. К тому времени он работал заместителем директора одного из совхозов, в апреле 1984 был награждён медалью «Ветеран труда», каждый год его поздравляли пионеры с 9 мая. Очень любил выступать перед пионерами в образе ветерана войны, фронтовика-связиста, и даже именовался почетным курсантом Киевского высшего военного инженерного дважды Краснознаменного училища связи имени Калинина.

Для всех, кто знал Васюру в новой жизни, его арест стал настоящими шоком. Однако на процессе, который прошел в Минске в конце 1986 года, прозвучали страшные факты: бывший офицер Красной Армии Григорий Васюра лично уничтожил более 360 женщин, стариков и детей. Кроме зверства в Хатыни, этот нелюдь лично возглавлял боевые действия против партизан в районе села Дальковичи, руководил карательной операцию в селе Осови, где было расстреляно 78 человек, организовал расправу над жителями села Вилейки, командовал уничтожением жителей села Маковье и Уборок, расстрелом 50 евреев у села Каминская Слобода. За это фашистами Васюра был произведен в лейтенанты и награжден двумя медалями.
Решением военного трибунала Белорусского военного округа Григорий Васюра был признан виновным и приговорен к расстрелу.
Живи и помни

Последний из участников расправы над жителями Хатыни жив до сих пор. Владимир Катрюк, которому сейчас уже за 90, служил в 118-м батальоне, лично расстреливал тех самых задержанных в лесу жителей деревни Козыри, а в самой Хатыни сгонял обреченных людей в сарай. Затем Катрюк расстреливал тех, кому удавалось вырваться из огня. Показания бывших сослуживцев Катрюка, того же Василия Мелешко, говорят о том, что этот каратель участвовал не только в акции в Хатыни, но и в других зверствах нацистских пособников.

После войны Катрюк обосновался в Канаде, где и поныне живет под Монреалем, разводя пчел. О его роли в убийстве мирных жителей в Хатыни в Канаде узнали относительно недавно, в 2009 году.

Впрочем, заботливые родственники и адвокаты, вся система канадского правосудия не дают благообразного старичка в обиду. Владимира Катрюка вряд ли настигнет возмездие, которое догнало его подельников Мелешко и Васюру.

Мемориальный комплекс «Хатынь», в память о сотнях белорусских деревень, разделивших судьбу Хатыни, был открыт в июле 1969 года.

Созданный мемориал повторяет планировку сожженной деревни. На месте каждого из 26 сожженных домов – первый венец сруба из серого бетона. Внутри обелиск в виде печной трубы – все, что оставалось, от сожженных домов. Обелиски увенчаны колоколами, которые звонят каждые 30 секунд.

Рядом с памятником «Непокоренный человек» и братской могилой погибших жителей Хатыни, расположено «Кладбище невозрожденных деревнь». На нем захоронены урны с землей 185 белорусских деревнь, которые, как и Хатынь, были сожжены гитлеровцами вместе с их жителями, и никогда больше не возродились.

433 белорусские деревни, пережившие трагедию Хатыни, были восстановлены после войны.

Точное число белорусских деревень, уничтоженное оккупантами и их пособниками, по сей день не установлено. На сегодняшний день известно о 5445 таких населенных пунктах.

В годы Великой Отечественной войны на территории Белоруссии немецко-фашистскими захватчиками и коллаборационистами был уничтожен каждый третий ее житель.
http://www.aif.ru/pictures/201303/IMG_0280.jpg
http://www.aif.ru/pictures/201303/IMG_0250(2).jpg

Одна из них - деревня моей бабушки...

0

72

0

73

Памятник герою

В Москве, на станции метро «Партизанская», стоит памятник — пожилой бородатый мужчина в шубе и валенках вглядывается куда-то вдаль. Пробегающие мимо москвичи и гости столицы редко утруждают себя тем, чтобы прочесть надпись на постаменте. А прочитав, вряд ли что-то поймут — ну, герой, партизан. Но для памятника могли бы подобрать кого-нибудь и поэффектнее.
Но человек, которому установлен памятник, эффектов не любил. Он вообще мало говорил, предпочитая словам дела.
21 июля 1858 года в селе Куракино Псковской губернии в семье крепостного крестьянина родился мальчик, которого назвали Матвеем. В отличие от многих поколений своих предков, мальчик пробыл крепостным менее трёх лет — в феврале 1861 года император Александр II отменил крепостное право.
Но в жизни крестьян Псковской губернии мало что изменилось — личная свобода не избавила от необходимости тяжело трудиться день за днём, год за годом.
Выросший Матвей жил так же, как и его дед и отец, — когда пришла пора, женился, обзавёлся детьми. Первая жена Наталья умерла в молодости, и крестьянин привёл в дом новую хозяйку Ефросинью.
Всего было у Матвея восемь детей — двое от первого брака и шестеро от второго.
Менялись цари, гремели революционные страсти, а жизнь Матвея текла заведённым порядком.
Был он крепок и здоров — младшая дочь Лидия родилась в 1918 году, когда отцу стукнуло 60 лет.
Устоявшаяся советская власть стала собирать крестьян в колхозы, но Матвей отказался, оставшись крестьянином-единоличником. Даже когда в колхоз вступили все, кто жил рядом, Матвей меняться не захотел, оставшись последним единоличником во всём районе.
Ему было 74 года, когда власти выправили ему первые в жизни официальные документы, в которых значилось «Матвей Кузьмич Кузьмин». До той поры все звали его просто Кузьмичом, а когда возраст перевалил за седьмой десяток — дедом Кузьмичом.
Был дед Кузьмич человеком нелюдимым и малоприветливым, за что за глаза звали его «бирюком» и «контриком».
За упрямое нежелание идти в колхоз в 30-е мог Кузьмич и пострадать, однако беда прошла стороной. Видимо, суровые товарищи из НКВД решили, что лепить «врага народа» из 80-летнего крестьянина — это перебор.
К тому же дед Кузьмич обработке земли предпочитал рыбную ловлю и охоту, в которой был большой мастер.
Когда началась Великая Отечественная война, Матвею Кузьмину было почти 83 года. Когда враг стал стремительно приближаться к деревне, где он жил, многие соседи поспешили в эвакуацию. Крестьянин с семейством предпочёл остаться.
Уже в августе 1941 года деревня, где жил дед Кузьмич, была оккупирована гитлеровцами. Новые власти, узнав о чудом сохранившемся крестьянине-единоличнике, вызвали его и предложили стать деревенским старостой.
Матвей Кузьмин немцев за доверие поблагодарил, но отказался — дело-то серьёзное, а он и глуховат стал, и подслеповат. Речи старика гитлеровцы посчитали вполне лояльными и в знак особого доверия оставили ему его главный рабочий инструмент — охотничье ружьё.
В начале 1942 года, после окончания Торопецко-Холмской операции, неподалёку от родной деревни Кузьмина заняли оборонительные позиции части советской 3-й ударной армии.
В феврале в деревню Куракино прибыл батальон немецкой 1-й горнострелковой дивизии. Горные егеря из Баварии были переброшены в этот район для участия в планируемом контрударе, целью которого было отбросить советские войска.
Перед отрядом, базировавшимся в Куракино, была поставлена задача скрытно выйти в тыл к советским войскам, находящимся в деревне Першино, и внезапным ударом нанести им поражение.
Для осуществления этой операции нужен был проводник из местных, и немцы вновь вспомнили о Матвее Кузьмине.
13 февраля 1942 года его вызвал командир немецкого батальона, заявивший — старик должен вывести гитлеровский отряд к Першино. За эту работу Кузьмичу пообещали денег, муки, керосина, а также роскошное немецкое охотничье ружьё.
Старый охотник осмотрел ружьё, по достоинству оценив «гонорар», и ответил, что согласен стать проводником. Он попросил показать место, куда точно нужно вывести немцев, на карте. Когда комбат показал ему нужный район, Кузьмич заметил, что никаких сложностей не будет, поскольку он в этих местах много раз охотился.
Слух о том, что Матвей Кузьмин поведёт гитлеровцев в советский тыл, мигом облетел деревню. Пока он шёл домой, односельчане с ненавистью смотрели ему в спину. Кто-то даже рискнул что-то крикнуть ему вслед, но стоило деду обернуться, как смельчак ретировался — связываться с Кузьмичом и раньше было накладно, а теперь, когда он был в фаворе у фашистов, и подавно.
В ночь на 14 февраля немецкий отряд, который вёл Матвей Кузьмин, вышел из деревни Куракино. Они шли всю ночь тропами, известными только старому охотнику. Наконец, на рассвете Кузьмич вывел немцев к деревне.
Но прежде, чем они успели перевести дух и развернуться в боевые порядки, по ним вдруг со всех сторон был открыт шквальный огонь…
Ни немцы, ни жители Куракино не заметили, что сразу после разговора деда Кузьмича с немецким командиром из деревни в сторону леса выскользнул один из его сыновей, Василий…
Василий вышел в расположение 31-й отдельной курсантской стрелковой бригады, сообщив, что у него есть срочная и важная информация для командира. Его отвели к командовавшему бригадой полковнику Горбунову, которому он и рассказал то, что велел передать отец, — немцы хотят зайти в тыл к нашим войскам у деревни Першино, но он выведет их к деревне Малкино, где и должна ждать засада.
Чтобы выиграть время для её подготовки, Матвей Кузьмин всю ночь водил немцев окольными дорогами, на рассвете выведя их под огонь советских бойцов.
Командир горных егерей понял, что старик его перехитрил, и в ярости выпустил в деда несколько пуль. Старый охотник опустился на снег, окрасившийся его кровью…
Немецкий отряд был разбит наголову, операция гитлеровцев была сорвана, несколько десятков егерей были уничтожены, часть попала в плен. Среди убитых оказался и командир отряда, который застрелил проводника, повторившего подвиг Ивана Сусанина.
О подвиге 83-летнего крестьянина страна узнала почти сразу. Первым о нём рассказал военный корреспондент и писатель Борис Полевой, позже обессмертивший подвиг лётчика Алексея Маресьева.
Первоначально героя похоронили в родном селе Куракино, но в 1954 году было принято решение перезахоронить останки на братском кладбище города Великие Луки.
Удивителен другой факт: подвиг Матвея Кузьмина был официально признан фактически сразу, о нём писались очерки, рассказы и стихи, однако в течение более чем двадцати лет подвиг не был отмечен государственными наградами.
Возможно, сыграло роль то, что дед Кузьмич фактически был никем — не солдат, не партизан, а просто нелюдимый старик-охотник, проявивший великую силу духа и ясность ума.
Но справедливость восторжествовала. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Кузьмину Матвею Кузьмичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина.
83-летний Матвей Кузьмин стал самым пожилым обладателем звания Героя Советского Союза за все время его существования.
Если будете на станции «Партизанская», остановитесь у памятника с надписью «Герой Советского Союза Матвей Кузьмич Кузьмин», поклонитесь ему. Ведь без таких людей, как он, не было бы сегодня и нашей Родины.

http://s.fishki.net/upload/post/201412/07/1344350/41.jpg

0

74

МАРЕСЬЕВ
=======
Растворяясь в мирской суете,
Вы забыли, наверно, забыли,
Как по снегу от стёртых локтей
Отрастали багряные крылья.

И росли они смерти на зло.
И тянули на взлёт небывало.
И крылатая кровь на крыло
Истребителя вновь поднимала.

И качала героя страна,
Воспевавшая подвиг и братство.
Было время, когда ордена
Почитались несметным богатством.

И Победа солдатам клялась,
Что о них никогда не забудет.
Но меняются время и власть…
Не меняются русские люди.

И никто русский дух не собьёт.
Нашу память никто не оглушит.
Возвышает маресьевский взлёт
Непокорную русскую душу.

И Россия навечно в долгу
У героя такого размаха.
И враги тот полёт на снегу
Озирают с восторгом и страхом.

Для бессмертия нет слова «был».
Снова лётчика крылья разбудят.
Он, конечно, простил тех, кто сбил.
Но простит ли он тех, кто забудет?

04.04.14г.
Леонид Корнилов

0

75

К 70-летию Великой Победы

Всеми любимый актер воевал в разведке.Отличался недюжинной физической силой,невероятным мужеством и отвагой.В одном из боев в рукопашной схватке собственноручно взял в плен семерых гитлеровцев.

http://cs623924.vk.me/v623924699/299c8/ybz4dMcRis0.jpg

0

76

0

77

Еврейский мальчик 6 раз выжил в газовой камере, в то время как все вокруг погибали

Моше Пиру было 11 лет, когда его привезли в концлагерь Берген-Бельзен. К фашистам он попал в девять лет вместе с младшим братом и сестрой: в 1942-м году всю его семью арестовали на их родине, во Франции. Мать отправили в Освенцим, и дети больше никогда её не видели.

Пир говорит, что память о разлуке с родителями мучительна, и считает невозможным описывать весь тот ад, через который он прошёл в концлагере. Единственной его целью было — выжить.
Пира отправляли в газовую камеру шесть раз, и все шесть раз он чудом оставался жив, хотя ужасно мучился и вдобавок видел, как рядом с ним умирали женщины и дети. Он видел, как все они падали на пол и погибали, но сам оставался стоять.

Сам он не знает, как и почему сумел это пережить. Моше всё ещё преследуют воспоминания о том кошмаре, и ему трудно спать по ночам.

Он не понимает, как весь остальной мир мог допустить, чтобы зверства длились так долго. «Никто не сказал немцам, что всего этого делать нельзя — у них было молчаливое согласие мира», — сказал Моше.

0

78

0

79

0

80

http://s1.uploads.ru/H02LR.jpg

0

81

Тувинцы: "черная смерть" вермахта

Немцы во время Великой Отечественной войны называли тувинцев «Der Schwarze Tod» — «Чёрная Смерть». Тувинцы стояли насмерть даже при явном превосходстве противника, пленных не брали.

"Это наша война!"

Тувинская народная республика стала частью Советского Союза уже во время войны, 17 августа 1944 года. Летом 1941 года Тува де-юре была самостоятельным государством. В августе 1921 года оттуда были изгнаны белогвардейские отряды Колчака и Унгерна. Столицей республики стал бывший Белоцарск, переименованный в Кызыл (Красный город).

Советские войска были выведены из Тувы к 1923 году, но СССР продолжал оказывать Туве посильную помощь, не претендуя при этом на её независимость.

Принято говорить, что первой поддержку СССР в войне оказала Великобритания, однако это не так. Тува объявила войну Германии и её союзникам 22 июня 1941 года, за 11 часов до исторического заявления Черчилля по радио. В Туве сразу же началась мобилизация, республика заявила о готовности отправить свою армию на фронт. 38 тысяч тувинских аратов в письме Иосифу Сталину заявили: «Мы вместе. Это и наша война». По поводу объявления Тувой войны Германии есть историческая легенда, что когда об этом узнал Гитлер, то его это позабавило, он даже не удосужился найти эту республику на карте. А зря.

Все для фронта!

Сразу после начала войны Тува передала Москве золотой запас (около 30 миллионов рублей) и всю добычу тувинского золота (10-11 миллионов рублей ежегодно).

Тувинцы действительно приняли войну как свою. Об этом свидетельствует тот объем помощи, который небогатая республика предоставила фронту. С июня 1941 по октябрь 1944 Тува поставила для нужд Красной Армии 50000 боевых коней, 750000 голов скота. Каждая тувинская семья отдала фронту от 10 до 100 голов скота. Тувинцы же в прямом смысле поставили Красную армию на лыжи, поставив на фронт 52000 пар лыж. Премьер-министр Тувы Сарык-Донгак Чимба в своем дневнике написал: «извели весь березняк рядом с Кызылом».

Кроме этого, тувинцы отправили 12000 полушубков, 19000 пар рукавиц, 16000 пар валенок, 70000 тонн овечьей шерсти, 400 тонн мяса, топлёного масла и муки, телеги, сани, упряжь и другие товары на общую сумму около 66,5 миллионов рублей. В помощь СССР араты собрали 5 эшелонов подарков на сумму более 10 миллионов тувинских акша (курс 1 акша – 3 рубля 50 коп), продуктов для госпиталей на 200000 акша.

По советским экспертным оценкам, представленным, например, в книге «СССР и иностранные государства в 1941-1945 годах», совокупные поставки Монголии и Тувы СССР в 1941-1942 годах по объему были только на 35% меньше, чем общий объем западных союзнических поставок в те годы в СССР - то есть из США, Канады, Великобритании, Австралии, Южнофриканского союза, Австралии и Новой Зеландии вместе взятых.


«Черная смерть»

Первые тувинские добровольцы (около 200 человек) вступили в ряды Красной армии в мае 1943 года. После недолгого обучения, они были зачислены в 25-й отдельный танковый полк (с февраля 1944 года он был в составе 52-й армии 2-го Украинского фронта). Этот полк воевал на территории Украины, Молдавии, Румынии, Венгрии и Чехословакии.

В сентябре 1943 года вторую группу добровольцев-кавалеристов (206 человек) зачислили, после обучения во Владимирской области, в состав 8-й кавалерийской дивизии. Кавдивизия принимала участие в рейдах по тылам противника на западе Украины. После боя под Дуражно в январе 1944 года немцы стали называть тувинцев «Der Schwarze Tod» – «Чёрная Смерть».

Пленный немецкий офицер Г. Ремке во время допроса сказал, что вверенные ему солдаты «подсознательно восприняли этих варваров (тувинцев) как полчища Аттилы» и потеряли всякую боеспособность...

Здесь нужно сказать о том, что первые тувинские добровольцы преставляли из себя типичную национальную часть, они были одеты в национальные костюмы, носили амулеты. Только в начале 1944 года советское командование попросило тувинских воинов отправить сови «предметы буддиского и шаманского культа» на Родину.

Тувинцы сражались храбро. Командование 8-й Гвардейской кавалерийской дивизии писало тувинскому правительству: «... при явном превосходстве противника, тувинцы стояли насмерть. Так в боях под деревней Сурмиче 10 пулемётчиков во главе с командиром отделения Донгур-Кызыл и расчёт противотанковых ружей во главе с Дажы-Серен в этом бою погибли, но ни на шаг не отошли, сражаясь до последнего патрона. Свыше 100 вражеских трупов было насчитано перед горсткой храбрецов, павших смертью героев. Они погибли, но там, где стояли сыны вашей Родины, враг не прошёл...».

Эскадрон тувинских добровольцев освободил 80 западноукраинских населённых пунктов.

Тувинские герои

Из 80000-тысячного населения Тувинской республики в Великой Отечественной войне приняли участие около 8000 воинов-тувинцев.

67 бойцов и командиров были награждены орденами и медалями СССР. Около 20 из них стали кавалерами ордена Славы, до 5500 тувинских воинов были награждены другими орденами и медалями Советского Союза и Тувинской республики. Двум тувинцам было присвоено звание Героя Советского Союза – Хомушку Чургуй-оол и Тюлюш Кечил-оол.

Тувинская эскадрилья

Тувинцы не только помогали фронту материально и храбро сражались в танковых и кавалерийских дивизиях, но и обеспечивли Красной армии постройку 10 самолетов Як-7Б для.

16 марта 1943 года на подмосковном аэродроме «Чкаловский» делегация Тувы торжественно передала самолеты в распоряжение 133-го истребительного авиационного полка ВВС РККА . Истребители были переданы командиру 3-й авиационной истребительной эскадрильи Новикову и закреплены за экипажами. На каждом было написано белой краской «От Тувинского народа».

К сожалению, до конца войны не сохранился ни один самолёт «тувинской эскадрильи». Из 20 военнослужащих 133-го авиационного истребительного полка, составлявших экипажи истребителей ЯК-7Б, войну пережили только трое.

http://russian7.ru/wp-content/uploads/2015/04/1340283536_voyna1.jpg
http://russian7.ru/wp-content/uploads/2015/04/1340283512_voyna3.jpg
http://russian7.ru/wp-content/uploads/2015/04/1427887884_11101829_1414374662205747_8852287240401900056_n.jpg
http://russian7.ru/wp-content/uploads/2015/04/WbpTESQll70.jpg

0

82

0

83

Свердловск (Екатеринбург) готовится к Дню Победы

0

84

Третий удар

В СССР было много отличных фильмов. Часть из них знакомо нам очень плохо. Например фильм 1948 года под названием «Третий удар». Проживя в СССР 21 год, я, лично, его не видел и никогда о нем не слышал. Между тем, этот фильм 1948 года сегодня крайне актуален. В нем рассказывается об операции по освобождению Крыма в 1944 году. Прекрасные актерские работы, красавец Марк Бернес. И весьма необычный образ товарища Сталина.

Но прежде чем смотреть картину, хочу дать одно пояснение, касаемо названия фильма.

Наступления нашей армии в 1944 году получили название «Десять сталинских ударов». Точно, емко, даже в школе легко учить. Понятное дело, что при Хрущеве этот термин был полностью стерт и потом к нему уже не вернулись.

Так вот операция по освобождению Крыма была Третьим сталинским ударом.

А вот полный их список.

Десять сталинских ударов.

1-й. Ленинградско-новгородская операция. январь 1944 года.

2-й. Днепровско-Карпатская операция. Конец января—февраль 1944 — освобождение Правобережной Украины.

3-й. Одесская и Крымская операции. В апреле-мае — освобождение Крыма.

4-й. Выборгско-Петрозаводская операция. В июне – июле 1944, на Карельском перешейке.

5-й. Белорусская операция. В июне- июле — в Белоруссии и Литве.

6-й. Львовско-Сандомирская операция. В июле и августе 1944 года — освобождение Западной Украины.

7-й. Ясско-Кишиневская и Румынская операция – освобождение Молдавии овладение Румынией. Август-сентябрь 1944 года.

8-й. Прибалтийская операция. В сентябре-октябре — освобождение Прибалтики.

9-й. Восточно-Карпатская операция, Белградская операция – октябрь –декабрь 1944 года. Освобождение Закарпатья, части Венгрии и Югославии.

10-й. Петсамо-Киркинесская операция. В октябре 1944 года – разгром войск противника в Северной Финляндии с выходом на теериторию Норвегии.


зы. смотрим на название киностудии)

Отредактировано nuvi (2015-04-05 12:35:10)

0

85

Музыка как оружие.
Последний концерт Муси Пинкензона

В партизанской борьбе в годы Великой Отечественной войны участвовали тысячи советских детей, которые впоследствии были отмечены орденами и медалями. Героя нашего сегодняшнего рассказа среди них нет.
Музыкальный талант в докторской династии

Он не убил ни одного врага, не распространил ни одной листовки, ни разу не пускал под откос поезда с вражескими танками. Его борьба с фашизмом длилась всего несколько мгновений, а оружием его были скрипка и великое мужество…

Его практически никто и никогда не называл полным именем Абрам, все звали Мусей — так, как называла его мама. Позже из-за этого возникла путаница — некоторые считали, что полное его имя Моисей.

Но родные Муси Пинкензона, пережившие войну, рассказали, что мама мальчика, Феня Моисеевна, звала его «Абрамуся». А позже это уменьшительно-ласкательное имя укоротилось до просто «Муси».

Муся Пинкензон родился 5 декабря 1930 года в молдавском городе Бельцы, который на тот момент принадлежал Румынии.

Семья Муси была «классической еврейской семьёй» в полном смысле этого слова. Пинкензоны в Бельцах создали династию врачей, насчитывавшую несколько поколений, и отец Муси, Владимир Пинкензон, был её продолжателем. К доктору Пинкензону в Бельцах относились с большим уважением.

Неудивительно, что мальчику с момента рождения прочили медицинскую карьеру. Однако ещё во младенчестве у Муси проявилась тяга к музыке. Талант раскрылся очень рано: уже в 5-летнем возрасте вундеркинд настолько виртуозно играл на скрипке, что о юном даровании писали все городские газеты.
Эвакуация

В 1940 году Бессарабия, а вместе с ней и город Бельцы, вошла в состав СССР. Но на обыденной жизни семьи Пинкензонов этот процесс сильно не сказался. Муся, ставший пионером, продолжал усердно заниматься музыкой, Владимир Пинкензон продолжал лечить людей.

В июне 1941 года Муся Пинкензон должен был участвовать в «1-ой республиканской олимпиаде художественной самодеятельности Молдавии», однако все планы рухнули с началом войны.

Семья Пинкензонов эвакуировалась на Восток и через несколько недель прибыла на Кубань, в станицу Усть-Лабинскую.

Здесь Владимир Пинкензон стал врачом военного госпиталя, а Муся пошёл в местную школу. По вечерам он приходил в госпиталь к отцу и играл на скрипке для раненых.

Летом 1942 года Кубань перестала быть глубоким тылом. Стремительное наступление гитлеровцев потребовало новой эвакуации, но ни раненых, ни врачей госпиталя из Усть-Лабинской вывезти не успели.

Врача Владимира Пинкензона, до последнего остававшегося со своими пациентами, арестовали гитлеровцы. Они потребовали, чтобы врач, успевший заработать авторитет и уважением у местных жителей, лечил немецких солдат. Доктор Пинкензон ответил отказом и оказался в тюрьме.

Спустя некоторое время за решётку бросили жену и сына Владимира Пинкензона. Нацисты вознамерились не просто ликвидировать проживавших в Усть-Лабинской евреев, но и устроить акцию устрашения для всех остальных.
Сила одной песни

К месту казни согнали всё население станицы. Когда люди увидели, что среди приговорённых ведут и 11-летнего Мусю Пинкензона, прижимающего к груди своё главное сокровище — скрипку, пробежал ропот:

– Ребёнка-то за что? Нелюди!

Владимир Пинкензон попытался

обратиться к немецкому офицеру, чтобы попросить его пощадить сына, но был убит. Следом застрелили бросившуюся к мужу маму Муси, Феню Моисеевну.

Он остался совсем один, 11-летний мальчик, окружённый истинными арийцами, считающими его «недочеловеком». А за рядами немецких солдат стояли жители Усть-Лабинской, смотрящие на происходящее со страхом и отчаянием. Они ничем не могли помочь Мусе.

Внезапно сам Муся обратился к немецкому офицеру:

– Господин офицер, разрешите мне перед смертью сыграть на скрипке!

Офицер рассмеялся и разрешил. Очевидно, он подумал, что стоящий перед ним маленький еврей пытается ему угодить и таким образом вымолить себе жизнь.

Через мгновение над Усть-Лабинской зазвучала музыка. Несколько секунд ни немцы, ни жители станицы не могли понять, что играет Муся. Вернее, они понимали, но не могли поверить в реальность происходящего.

11-летний Муся Пинкензон, стоя перед гитлеровцами, играл «Интернационал» — гимн коммунистов, который в тот момент был гимном Советского Союза.

И вдруг кто-то в толпе сначала неуверенно, а затем громче подхватил песню. Затем ещё один человек, ещё…

Опомнившийся немецкий офицер заорал:

– Свинья, немедленно прекрати!

Зазвучали выстрелы. Первая пуля ранила Мусю, но он попытался продолжить играть. Новые залпы оборвали жизнь скрипача…

Гитлеровцы в бешенстве разгоняли толпу. Акция устрашения превратилась в акцию их унижения. 11-летний мальчик, стоя перед лицом смерти, проявил такую силу духа, против которой оказалась бессильна вся мощь нацистского оружия.

В этот день люди в Усть-Лабинской снова поверили в Победу. Эту веру им вернул маленький скрипач…

После войны на месте расстрела
Муси Пинкензона в бывшей станице Усть-Лабинской, ставшей в 1958 году городом Усть-Лабинском, установили памятник.

Его борьба с фашизмом длилась всего несколько мгновений, а оружием его были скрипка и великое мужество…

Но разве этого мало?
http://pioner.aif.ru/

0

86

http://img.prntscr.com/img?url=http://i.imgur.com/Be5Rayd.png

0

87

Европа неблагодарная. Что было бы, отбрось мы Гитлера ровно до своих границ

Накануне 70-летия Победы «АиФ» попытался представить: во что превратилась бы карта Европы, не подари СССР тысячи километров территорий тем самым странам, что сейчас называют нас оккупантами. И откажутся ли они от этих земель?

Вроцлав - один из самых туристических городов Польши. Всюду толпы народу с фото­аппаратами, в дорогих ресторанах яблоку упасть негде, таксисты заламывают безбожные цены. У входа на Рыночную площадь колышется транспарант «Вроцлав - настоящее польское очарование!». Всё бы ничего, однако ещё в мае 1945 г. Вроцлав звался Бреслау и до этого 600 лет (!) подряд Польше не принадлежал. День Победы, именуемый сейчас в Варшаве не иначе как «начало коммунистической тирании», добавил в состав Польши немецкую Силезию, Померанию, а также 80% Восточной Пруссии. Об этом теперь никто не заикается: то есть тирания тиранией, а землицу мы себе приберём. Обозреватель «АиФ» решил разобраться, как выглядела бы сейчас карта Европы, если бы наши экс-братья на Востоке остались без помощи «оккупантов»?
Города в подарок

В 1945 г. Польша получила города Бреслау, Гданьск, Зелёна-Гура, Легница, Щецин, - говорит Мачей Вишневский, польский независимый журналист. - СССР отдал также территорию Белостока, при посредничестве Сталина мы обрели спорный с Чехословакией город Клодзско. Тем не менее у нас считают: раздел Польши по пакту Молотова - Риббентропа, когда СССР забрал Западную Белоруссию и Западную Украину, несправедливым, а вот передачу Сталиным полякам Силезии и Померании как раз справедливой, оспаривать это нельзя. Сейчас модно говорить, что русские нас не освободили, а захватили. Однако интересная получается оккупация, если Польша бесплатно получила четверть Германии: причём за эту землю пролили кровь сотни тысяч советских солдат. Даже ГДР упиралась, не желая отдавать полякам Щецин - вопрос с городом был окончательно решён только в 1956 г. под нажимом СССР.
http://static1.repo.aif.ru/1/f7/365230/30355194b7a5da120f623cd964ecf075.jpg

Кроме поляков «оккупацией» сильно возмущается и Прибалтика. Что ж, стоит вспомнить: нынешнюю столицу - Вильнюс - Литве тоже «подарил» СССР; между прочим, литовское население Вильнюса тогда составляло… еле-еле 1%, а польское - большинство. СССР вернул в состав республики город Клайпеду - прусский Мемель, принадлежавший литовцам в 1923-1939 гг. и аннексированный Третьим рейхом. Руководство Литвы ещё в 1991 г. осудило пакт Молотова - Риббентропа, однако как Вильнюс Польше, так и Клайпеду ФРГ никто не вернул.

Украина, устами премьер-министра Яценюка объявившая себя «жертвой советской агрессии наравне с Германией», вряд ли отдаст полякам свою западную часть со Львовом, Ивано-Франковском и Тернополем (эти города были включены «агрессорами» в состав УССР в 1939 г.), Румынии - Черновицкую область (отошла к УССР 2 августа 1940 г.), а Венгрии или Словакии - Закарпатье, полученное 29 июня 1945 г. Румынские политики не прекращают дискуссий насчёт справедливости «аннексии» Молдавии Советским Союзом в 1940 г. Разумеется, давным-давно забыто: после войны именно благодаря СССР румыны получили назад провинцию Трансильванию, которую Гитлер забрал в пользу Венгрии. Болгария же при посредничестве Сталина оставила себе Южную Добруджу (ранее владение той самой Румынии), что подтвердилось договором от 1947 г. Зато сейчас об этом в румынских и болгарских газетах не говорится ни единого слова.

Спасибо не говорят

- Чехия после 1991 г. убрала памятники советским солдатам, а также объявила, что День Победы знаменует замену одной диктатуры другой, - рассказывает Александр Земан, чешский историк. - Однако как раз по настоянию СССР Чехо­словакии вернули Судетскую область с городами Карловы Вары и Либерец, где 92% населения составляли немцы. Напомним, западные державы на Мюнхенской конференции в 1938 г. поддержали аннексию Германией Судет - протестовал только Советский Союз. Тогда же поляки отторг­ли от Чехословакии Тешин­скую область и после войны не хотели её отдавать, настаивая на референдуме. После давления СССР на Польшу и поддерж­ки чехословацкой позиции был подписан договор - Тешин возвратили чехам, закрепив договором от 1958 г. Спасибо за помощь Советскому Союзу никто не говорит - видимо, русские нам обязаны лишь одним фактом своего существования.

http://static1.repo.aif.ru/1/cf/364244/c/af9e257b03669e59902fb8a748a3064b.jpg

В общем, всем мы раздарили земель, никого не забыли - и нам же за это сейчас плюют в лицо. Кроме того, мало кому известно о погроме, который новые власти учинили на «возвращённых территориях», - из Померании и Судет было изгнано 14 миллионов немцев. Если жители Кёнигсберга (ставшего советским Калининградом) переселялись в ГДР 6 лет (до 1951 г.), то в Польше и Чехословакии - 2-3 месяца, а многим немцам и вовсе дали всего 24 часа на сборы, разрешив взять лишь чемодан вещей, и сотни километров заставили идти пешком. «Знаете, не стоит об этом упоминать, - робко замечают мне в мэрии Щецина. - Такие вещи портят наши хорошие отношения с Германией». Ну да, это нам любой мелочью тычут в лицо, а немцев-то грех обижать.

Лично меня в данном вопросе интересует справедливость. Дошло уже до шизофрении: когда человек в Восточной Европе говорит, что победа СССР над нацизмом - освобождение, его считают либо дураком, либо предателем. Ребята, давайте начистоту. Если последствия 9 мая 1945 г. - это так плохо, незаконно и ужасно, то и все другие действия СССР в тот период ничем не лучше. Разве могут быть хорошими решения тех, кто принёс тиранию на вашу землю? Посему Польше надлежит отдать Силезию, Померанию и Пруссию назад немцам, Украине вернуть свою западную часть полякам, Черновцы - румынам, Закарпатье - венграм, Литве отказаться от Вильнюса и Клайпеды, Румынии - от Трансильвании, Чехии - от Судет и Тешина, Болгарии - от Добруджи. И тогда всё будет абсолютно честно. Но куда там. Нас кроют на чём свет стоит, обвиняют во всех смертных грехах, однако в сталинские «подарки» вцепились мёртвой хваткой. Иногда так и хочется представить: любопытно, что бы произошло, отбрось СССР Гитлера ровно до своих границ и не загляни в Европу дальше? Что сейчас осталось бы от территорий тех стран, которые перед 70-летием Победы называют своё освобождение советскими войсками «оккупацией»? Ответ, впрочем, до крайности прост - рожки да ножки.

http://static1.repo.aif.ru/1/40/365398/a429be1ba6ca0e9b4abe8158c6f8cc4c.jpg

0

88

0

89

0

90

О "списке Шиндлера" знают все. А многие ли в курсе что есть "список Киселева"?

В Еврейском культурном Центре в Москве прошла презентация документального фильма «Список Киселева». Эта картина, снятая телекомпанией «АБ-ТВ», рассказывает о подвиге командира Красной Армии Николая Киселева, который во время Великой Отечественной войны спас, выведя за линию фронта, 218 жителей местечка Долгиново в Белоруссии.
     Этот пронзительный фильм на несколько подзабытую и не сильно популярную теперь тему холокоста не может оставить равнодушным. Начало войны, 1941 год. Расположенное неподалеку от Минска селение Долгиново, где проживали в основном евреи, захватили немцы. Десять месяцев спустя, в конце 1942 года, началась операция по массовой ликвидации евреев в Долгинове... Всех, кого каратели находили в домах, выгоняли за город и расстреливали. Группу женщин сожгли заживо. За несколько дней было убито несколько тысяч человек. Из пяти тысяч евреев, что проживали в Долгиново до войны, к концу 1942 года осталось в живых лишь около 300 человек...
     Те, которым удалось спастись - в основном это были женщины и дети, - бежали в леса, некоторые их них попали к партизанам, в том числе в отряд Киселева. Однако партизаны не могли держать всех евреев в своих рядах - «нагрузка» на отряд была слишком большой, а местным жителям за помощь и укрывательство евреев грозила смертная казнь.
     В этих условиях Николай Киселев - командир Красной Армии, бежавший из плена и оказавшийся в 1941 году на оккупированной территории, получил приказ белорусского партизанского командования вывести спасшихся от расправы евреев из Долгиново за линию фронта. До него два человека отказались от выполнения такой миссии, а Киселев согласился. В помощь ему были выделены шесть бойцов, а всего в отряд вошли 270 человек, половина из них - еврейские женщины, старики и дети. Это было тяжелейшее испытание. Передвигаться приходилось по лесам, ночью, два раза отряд Киселева попадал в немецкую засаду, многие получили ранения. А вскоре после пересечения линии фронта они попали под бомбежку.
     После войны Киселев работал высокопоставленным чиновником во Внешторге, а о том, что спас в 1942 году столько людей, он никому не рассказывал. О его подвиге не знали даже близкие родственники. И, наверное, этой истории было бы суждено быть забытой, а документы об отряде Киселева так и остались бы лежать на пыльных архивных полках, если бы внимание к ним не привлекла историк, директор Музея холокоста в Минске Инна Герасимова. В архиве Компартии Белоруссии она обнаружила так называемый «список Киселева» - его рапорт о выполненном поручении, в котором были перечислены имена и фамилии 218 евреев, выведенных им на «Большую землю».
     Вскоре с Герасимовой связался один из спасенных Киселевым жителей Долгиново - Шимон Хейвлин, проживающий ныне в Майами, и рассказал подробности операции. Затем о подвиге отца узнали его дочь Татьяна Киселева, а также будущие создатели документального фильма - автор сценария Оксана Шапарова, режиссер Юрий Малюгин и продюсер Яков Каллер. В съемках приняли участие и другие непосредственные участники событий далекого 1942 года - москвич Иосиф Каплан, проживающая в Нью-Йорке Берта Кремер, Виктор Дименштейн, Хаим Гроссбейн и многие другие спасенные из Долгинова евреи, живущие сегодня в Израиле.
     Все они о Киселеве хорошо помнят и говорят, что тогда, в разгар чудовищной войны, он представлялся им ангелом и вторым Моисеем, который пришел их спасти. «Киселев - это фактически русский Шиндлер, только жил он не в Германии, а в Советском Союзе. Но, к сожалению, в отличие от Шиндлера о нем никто ничего не знает», - так рассказал о событиях фильма продюсер картины Яков Каллер.
     Документальному фильму «Список Киселева», который был создан при финансовой поддержке Департамента кинематографии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, присвоено звание «национального фильма». Как сообщили в телекомпании «АБ-ТВ», в скором времени и в России, и в Израиле состоится его премьерный показ.
     Следует отметить, в Израиле высоко оценили подвиг Николая Киселева. Недавно ему было присвоено звание праведника народов мира, а его имя - занесено на Стену почета в Саду праведников на территории мемориала «Яд Вашем» в Иерусалиме.

0


Вы здесь » форум для доброжелательного общения » История. Прошлое и настоящее » Помните! Через века, через года,- помните! Память о ТОЙ войне...